haradok.info

Інфармацыйны партал

Сацыяльныя сеткі:

Навіны Гарадка Грамадства

27.06.2020 15:51

321 прагляд

0 каментароў

Создатель огненного смерча на Курской дуге был конструктор Иван Ларионов, родом из Городокского района

Ларионов Иван Александрович родился в Беларуси в д. Синяки Марченского сельсовета около Езерища 22 сентября 1906 года в семье малоземельного крестьянина. После призыва в Красную армию был направлен на учебу в военную школу. В 1928 году окончил Ленинградскую артиллерийскую техническую школу. После чего работал в одном из научных учреждений Оборонной промышленности

С середины 1930-х годах Ларионов И.А. работал на предприятиях оборонной промышленности. К началу войны — конструктор Ленинградского ЦКБ-22, специализировавшегося на разработке взрывателей. Предложил более 22 изобретений, которые в своем большинстве были реализованы и применены к укреплению обороноспособности страны.

В январе 1942 года предложил использовать против немецких танков легкую кумулятивную авиабомбу оригинальной конструкции (ПТАБ) — главнейшее достижение его жизни. Первый вариант авиабомбы весил 10 килограммов, её можно было сбрасывать с малых высот (до 25 метров).

Окончательный (ещё более облегченный) вариант назывался ПТАБ-2,5-1,5: противотанковая авиационная бомба кумулятивного действия весом 1,5 кг в габаритах 2,5-килограммовой осколочной бомбы (уменьшение веса давало возможность увеличить количество бомб на одном самолете ИЛ-2 почти в 4 раза).

Изобретение ПТАБ-2,5-1,5 сыграло важную роль в боях под Курском:

«И победили мы под Курском грабинскими пушками, а также новым секретным противотанковым оружием — кассетными ПТАБ (Гл.конструктор ЦКБ-22 Ларионов И.А. за создание ПТАБ-2,5-1,5 и взрывателя АД-А к ней в январе 1944 г. был награждён орденом Ленина, а в 1946 г. удостоен звания лауреата Сталинской премии СССР.).... По немецким данным, подвергшись в течение дня нескольким массированным штурмовым ударам, 3-я танковая дивизия СС „Мертвая голова“ в районе Большие Маячки лишилась в общей сложности 270 танков, САУ и БТР. Плотность накрытия ПТАБ была такова, что было зафиксировано свыше 2000 прямых попаданий ПТАБ-2,5-1,5.» [1]

При ударе о броню взрыватель через тетриловую шашку вызывал детонацию основного заряда из сплава ТГА 70/30 (тротил / гексоген / алюминиевая пудра). Кумулятивная струя при скорости полёта 340–360 км/ч пробивала броню толщиной до 60 мм при угле встречи 30° с гарантированным поражением экипажа, детонацией боеприпасов и топлива.

На протяжении войны эти бомбы уничтожили сотни вражеских танков.

«Наши штурмовики Ил-2 с особым удовольствием засыпали их бомбовым горохом ПТАБ-2.5—1.5...

И думать, и выцеливать ничего не надо.

Танки на марше... в колоннах.

Прожигай крыши их башен десятками... с помощью невероятно талантливой бронебойной начиночки инженера 3-го ранга Е.Г. Ледина в не менее талантливо облаченном изделии конструктора И.А. Ларионова.

И всех делов...

Сыпь эту странную аббревиатуру ПТАБ-2.5—1.5 со штатной высоты в 70 метров...

Это уж потом до немцев дойдет, что больше двух танков в чистом поле лучше не собираться...

А в тот момент весь дьявольский замысел фюрера, вся его надежда лета 1943-го — пробить сталинскую оборону танковым тараном сверхсовременных и сверхсекретных «тигров» и «пантер», завернутых в лобовую броню аж до 100 мм, — пошел коту под хвост!"«[2]

С 1944 года главный конструктор ЦКБ-22 (с 1945 НИИ «Поиск»). Автор конструкции контактных взрывателей И-142 для нестабилизированных кассетных БЭ, принятых на вооружение в 1965 году.

В 1979 году в музее Военно-воздушных сил в Москве была оформлена витрина посвященная Ивану Александровичу Ларионову и его изобретению.

Всю жизнь прожил в Ленинграде. С 1968 года на пенсии. Умер в ноябре 1979 году. Похоронен на Северном кладбище.

По информации из Википедии:https://ru.wikipedia.org/wiki

Еще про нашего земляка есть информация в этой статье:

Огненный дождь над «Тиграми»

К 70-летию Победы

Сразу после войны, в 1946 г. большое число граждан СССР было удостоено Сталинских премий «за выдающиеся изобретения и коренные усовершенствования методов производственной работы», проще говоря, за трудовые заслуги. В списках можно найти И. А. Ларионова, который получил Сталинскую премию II степени. В формулировке звучало: «за создание нового типа авиационного двигателя». В 1944 г. он же был награждён орденом Ленина. Однако бесполезно пытаться узнать, что же это за двигатель был такой, да ещё «нового типа». Главный конструктор ЦКБ-22 Иван Александрович Ларионов к авиамоторам не имел никакого отношения и внесённый им вклад в Победу был совсем другим.

В начале войны немецкая артиллерия уже применяла снаряды калибра 75-105-мм, эффективно поражавшие наши танки. Поначалу эти боеприпасы у нас назвали «бронепрожигающими», поскольку пробоины на броне подбитых машин были с оплавленными краями. Решили, что в неизвестных снарядах используется некий «быстрогорящий термит», ускоряемый пороховыми газами. Однако это предположение вскоре было опровергнуто. Горение термитных зажигательных составов и реакция их с металлом брони протекали слишком медленно и попросту не успели бы прожечь толстую сталь за тысячные доли секунды. На войне секреты, как известно, живут недолго. Вскоре образцы «бронепрожигающих» снарядов удалось захватить. Оказалось, что их конструкция основана на использовании кумулятивного эффекта взрыва.

Кумулятивный эффект достигается приданием специальной формы заряду взрывчатки. Для этого его изготовляют с выемкой в противоположной стороне от детонатора. При взрыве происходит схлопывание выемки и сходящийся поток газов формируется в высокоскоростную кумулятивную струю, причём эффект увеличивается при облицовке выемки тонким слоем листового металла. Скорость струи может превышать 10 км/с. Давление, плотность и энергия в кумулятивной струе многократно возрастают, взрыв как бы концентрирует сам себя, что обеспечивает высокую пробивную силу струи. Но самое главное — кумулятивный эффект не требует высокой скорости и энергии самого снаряда при встрече с бронёй, а значит можно сделать кумулятивными не только артиллерию, но и бомбы, и даже ручные гранаты.


Кумулятивный эффект был известен ещё в XIX в. с появлением бризантных взрывчатых веществ, но в СССР до войны этому направлению почему-то не уделялось внимания. Совершенствование противотанковых средств шло путём только наращивания калибров и увеличения скорости бронебойных снарядов. Но основная пехотная противотанковая пушка РККА, всем известная «сорокопятка», была бессильна против новых танков противника даже на минимальных дистанциях.

В то же время авиационные методы борьбы с танками также демонстрировали низкую эффективность. Штурмовик Ил-2, хоть и назывался «летающим танком», но с настоящими танками противника ничего поделать не мог: его 23-мм пушки не пробивали броню, а попасть в танк бомбой было практически нереально. Реактивные 82-мм снаряды РС-82, входившие в арсенал штурмовиков, при всей их мощи и внешнем эффекте, также не способны были нанести тяжёлой бронетехнике смертельных повреждений, да и меткостью не отличались. Поэтому и немецкие и советские танкисты привыкли к низкой эффективности бомбоштурмовых ударов и несколько расслабились. На начальном этапе Курской битвы танки вермахта двигались по дорогам обычными маршевыми колоннами, не особенно заботясь о зенитном прикрытии, тем более, что превосходство в воздухе было пока за люфтваффе.

В середине 1942 г. конструктор взрывателей И.А. Ларионов, разработал лёгкую противотанковую авиабомбу кумулятивного действия. Ленинградское ЦКБ-22, руководимое А.Я. Карповым (ныне ФГУП НИИ «Поиск») быстро провело проектировочные работы. Испытания новой бомбы начались уже в конце года. Окончательный вариант назвали ПТАБ-2,5-1,5, что означало противотанковую авиационную бомбу кумулятивного действия массой 1,5 кг в габаритах 2,5-килограммовой осколочной бомбы. Для увеличения осколочного действия на бомбу дополнительно надевали стальную полуторамиллиметровую рубашку. При ударе о броню взрыватель через тетриловую шашку вызывал детонацию основного заряда из сплава ТГА 70/30 (тротил с гексагеном). Кумулятивная струя при полигонных испытаниях при скорости полёта 340-360 км/ч пробивала броню толщиной до 60 мм при угле встречи 30° с гарантированным поражением экипажа, детонацией боеприпасов и топлива. Это намного превышало толщину верхней брони любого танка, в том числе новых «Тигра» и «Пантеры», появление которых особенно беспокоило наше командование.

ГКО в срочном порядке принял на вооружение ПТАБ-2,5-1,5 и организовал ее массовое производство на десятках заводов. Наркому боеприпасов Б.Л. Ванникову было поручено изготовить к 15 мая 1943 г. 800 тыс. авиабомб ПТАБ-2,5-1,5 с донным взрывателем типа АДА. Но применять секретные ПТАБы без особого разрешения было пока запрещено. Это позволило достичь эффекта внезапности и эффективности нового оружия в летних сражениях под Курском. В основной самолет Ил-2 входило 192 бомбы в четырёх кассетах (по 48 шт.) или до 220 шт. при размещении навалом в четырёх бомбоотсеках. В истребители Як-9Б ПТАБы грузили кучей прямо на створки бомбоотсека. Использовались также ПЕ-2 и, впоследствии, Ту-2.

Внезапное применение нового оружия оказало сильное моральное воздействие на противника. На немецкие колонны среди бела дня обрушился буквально огненный дождь. Один Ил-2 за один заход «обрабатывал» площадь 15×75 м, уничтожая на ней всё живое. И если в среднем потери танков от налётов авиации до того не превышали 5%, то после использования ПТАБ этот показатель увеличился вчетверо. Огромное число бомб позволяло без особого прицеливания накрывать с высоты около ста метров самый малый объект.



Разумеется, не всё было гладко с применение нового оружия. Большое число бомб просто не взрывалось, рикошетируя и не срабатывая, часть, наоборот, взрывалась преждевременно при соударениях друг с другом в воздухе, даже были трагические случаи взрывов на самолёте и при транспортировке. ПТАБы были неэффективны над лесом, их взрыватели срабатывали от соприкосновения с каждым листочком или на бреющем полёте, когда не успевала произойти стабилизация бомбы. Но, всё равно — это был успех, ведь для поражения танка было достаточно лишь одного попадания!

Немцы, надо отдать им должное, отреагировали мгновенно. Быстро оправившись от потрясения, танкисты панцерваффе перешли к рассредоточенным порядкам движения. Это, правда, сильно затруднило управление танковыми подразделениями, увеличило сроки развертывания, усложнило взаимодействие, и в конечном итоге приблизило нашу победу над «Цитаделью». На стоянках танки с крестами на башнях старались расположить под деревьями, лёгкими сетчатыми навесами, над машинами срочно мастерили отражающие сетки из железных кроватей и прочего подручного материала. Эффективность ПТАБ в результате снизилась примерно в четыре раза, оставаясь, тем не менее, вдвое-втрое выше, чем при использовании простых фугасов.

В 1944 г. на вооружение была принята противотанковая бомба ПТАБ-10-2,5, в габаритах 10-кг авиационной бомбы. Она обеспечивала пробитие брони уже толщиной до 160 мм. От ПТАБ-2,5-1,5 она отличалась только формой и размерами. ПТАБы всех типов успешно применялись до конца войны.

Михаил Бирюков Из https://web.archive.org

Подготовил: Л. Горовой






Апошнія навіны