haradok.info

Інфармацыйны партал

Сацыяльныя сеткі:

Навіны Гарадка Грамадства

31.07.2020 08:51

464 прагляда

0 каментароў

«Не боюсь идти против ОМОНа». Пенсионерка обратилась к Тихановской — и в 79 лет проснулась знаменитой

Была бы 79-летняя Валентина Романовна YouTube-блогером — радовалась бы почти 100 тысячам просмотров под видео со своим обращением к Светлане Тихановской. А так она просто радуется, что люди небезразличны: и хвалят ее, и ругают. И очень хочет, чтобы «все задумались, как будут жить их дети и внуки после 9 августа».

Пенсионерка рассказала TUT.BY, как внезапно стала знаменитой, что говорят родные о ее политической активности и как она поругалась с соседом из-за кандидата Светланы.

Вот это видео, снятое 21 июля, в день пикета в Могилеве в поддержку кандидата в президенты Беларуси Светланы Тихановской, после которого Валентина Смирнова проснулась знаменитой.

«Светочка, я родилась в 41-м году. Меня не убили тогда немцы — фашисты. Но сейчас я не боюсь идти против ОМОНа, против милиции — уже все равно. Но я должна защитить своих внуков, детей. У меня дочка в России [работает], внук — тоже, у него трое детей. Потому что надо семью кормить, а на 500 рублей такую семью не прокормишь. Дорогая моя Светочка, золотко мое, я приезжала отдать свою подпись за тебя на такси. Может, он и пропал, этот голос. Но я приду защитить его на избирательный участок, положу паспорт, положу свой бюллетень, сфотографирую и отправлю, чтоб было видно, что мой голос не потерялся!» — обратилась заочно к Тихановской Валентина Романовна.

«Бабуля! Ты у нас — ух!»

И пусть пенсионерка далека от блогерства — да что там: она и планшет без помощи дочери включить не может! — но комментарии под тем видео читает. И смеется:

— Кто-то написал, что я выжила из ума. А ему другой ответил: мол, сам выжил из ума. Ты знаешь, это, вообще, хорошо, когда ругают — чтобы гордости не было. Хай ругают.

— А как ваша семья на это отреагировала?

— Внуки как увидели — закричали: «Бабуля! Да ты у нас — ух!»

25 июля пенсионерка тоже пришла на встречу с Тихановской и ее командой, сидела в первом ряду, хотела после выступить у микрофона, но не сложилось: дочь увезла ее домой перед надвигающимся дождем.

А будут еще митинги, еще пойдет: «А дзе я денуся?». Говорит, нравится ей слушать, что говорят люди. Правда, Валентина Романовна недовольна, что в Могилеве на встречу с командой Тихановской пришло «так мало людей»:

— Это же областной центр! Всем же отовсюду говорили — что и когда будет. Говорили, ну оставьте вы свои дачи на день — ничего там за это время не произойдет. Я и с соседями разговаривала. С одним даже поругалась. Говорит: «Хто ж за яе [Тихановскую] пайдзёт? Яна ж сказала, што белорусский язык не надо, с Россией — никаких [отношений], границы позакрывать. Я по телевизору в новостях глядзел в два часа». Я говорю: «Да не могла она такого сказать!». Может, это Канопацкая что-то выкинула? Или он что-то перепутал? А вообще, все такие инертные, что я не знаю, чем это объяснить.

Пенсионерка говорит, что впервые за свои 79 лет настолько активно включилась в политическую жизнь. А пару лет назад об этом даже не думала: жила у внуков, помогала растить правнуков. Причем жила не в Могилеве, а то у одного в Минске, то у другого в Смолевичах, — хотя сама коренная могилевчанка. И так получилось, что сейчас она тут, на родине, — и, говорит, не может молчать.

«Бедный Серёжа! Он же как Данко»

Начиналось все довольно просто, даже обыденно. За президентской кампанией в большой семье Валентины Романовны, вообще-то, следят все. А новости пенсионерка читает, смотрит, обсуждает вместе с дочерью. И как-то дочь пришла и сказала, что в центре Могилева собирают подписи за выдвижение альтернативных кандидатов.

— И все тогда говорили же: коронавирус, кому больше 65 лет — сидите дома. Ну я и сидела. А тут такое дело. И я говорю: надо идти, — вспоминает могилевчанка.

Оставить свою подпись она поехала с женой внука на такси. И как раз в тот день, когда в Могилев приехал Сергей Тихановский — так получилось. Валентину Романовну удивило большое количество людей. Она боялась, как бы ей выстоять такую очередь, но женщину пропустили.

— Увидели, что бабушка, и говорят: «Ой, проходите-проходите!». Ну я и поставила свою подпись — за Свету и за Цепкало. Еще и перекрестила вот так — чтобы все было хорошо. А за Бабарико я до этого подпись оставляла дома: дочка позвонила, и к нам приехали, чтобы я уже не ходила.

Валентина Романовна говорит, что сразу была только за Виктора Бабарико.

— Он ведь банковский работник. А банковские работники — очень ответственные люди. Я сама работала в областной конторе госбанка (сейчас это главное управление Нацбанка по Могилевской области. — TUT.BY). Потом ушла, потому что дети болели, а работа ответственная: свой участок оставишь на 3 дня, вернешься — а там все уже вверх дном.

Потому Валентина Романовна следит и за развитием «дела Белгазпромбанка». И не просто следит — просит распечатывать дочь материалы на эту тему из интернета, читает их, анализирует и возмущается. Очень сильно возмущается.

— Что же в голове твоей было, когда ты [судя по всему, речь о действующей власти] лез в частный банк?! Это же равносильно тому, что я подошла к тебе, в карман залезла и вытащила деньги. И мало того, что в активы банка влезли, так еще и в личные ячейки, вывалили все это на стол и сфотографировали. Подсудное дело! Все банковские работники знают, что ежедневно составляются отчеты о балансе. Ежедневно! Считают все до копейки. Мы, помню, когда не было еще этих компьютеров, считали на счетных машинах — СДУ назывались. И не дай бог у нас в конце дня копейки не хватало — мы же руками все цифры пробивали, могли не ту нажать, — до двенадцати ночи сидели тогда пересчитывали и проверяли. Я не великий банковец, конечно, но инструкции знала. Там каждая копейка подучетная! Это ж тебе не пивной ларек, где ты воды добавил — и продал больше пива.

Так что обвинение Виктора Бабарико с сыном, говорит, сильно ее потрясло.

Не меньшим потрясением стало задержание Сергея Тихановского в Гродно.

— Бедный Сережа! Он как Данко шел, сердце свое готов был положить, чтобы из темноты выводить людей. И тут такое.

Валентина Романовна сейчас не только новости читает, но скрупулезно собирает информацию о первом президенте Беларуси. Например, прочла мемуары Василия Леонова «Работа над ошибками». Распечатанные на принтере листы — все в пометках женщины. А сейчас ее настольная книга — «Александр Лукашенко. Политический портрет» Валерия Карбалевича. Ее дала почитать внучка.

Третье, что потрясло женщину, — хапун в Минске 19 июня. Говорит, это результат безнаказанности, которая длится годами.

— А что президент по телевизору потом выдает? Мол, не надо французам, Евросоюзу меня учить — сами грубо поступают. Дык, милый мой, у нас что — люди машины бьют и магазины грабят, жгут все? Мы мирно пришли, стоим спокойно, даже не кричим. И если водитель проедет и посигналит в поддержку, так что, он бандит самый большой?

«Что город чистый — так бюджет от этого не полнее»

Валентина Романовна говорит, что на первых выборах в 1994 году голосовала за Александра Лукашенко. И вся ее семья — тоже. Потому что верили его обещаниям и потому что отец пенсионерки — земляк Лукашенко, родился и похоронен в деревне Копысица.

— Мы же верили ему, ждали, что победит коррупцию — и все будет нормально, и жизнь будет другая, — объясняет могилевчанка.

А сейчас, говорит она, разочаровалась: мол, вот пенсии — мизерные у всех, кто трудился, а большие — только у бывших госслужащих. Коррупция как была, так и осталась — примеры этому есть практически у всех родных женщины, которые устраивались на работу.

— Так что у нас лучше стало? Что чисто везде? Ну да, город чистый, так разве от этого денег в бюджете больше? А то, что заводы упали — искусственного волокна, регенератный, металлургический, «Строммашина», — это лучше стало? А контрактная система, которая завязала рты всем работникам? — задает она риторические вопросы. — Я еще работала и ездила на учебу в Минск, когда юрист на лекции сказала, что контрактная система — это подрыв профсоюзов и передача полной власти руководителю. То есть как руководитель решил, так и будет. И никто не смеет открыть рот, если увидит какие-то нарушения, защитить свои права — иначе работы лишится, потому что станет неугоден. А у нас раньше, помню, целые конференции проходили, приезжали все электромонтеры, мастера — и давай говорить, что не так. И все записывают — и исправляют потом. И не дай бог не исправят — их накажет вышестоящая организация.

Валентина Романовна говорит, что после 1994-го голосовала лишь единожды — в 2015 году за Татьяну Короткевич. Пошла принципиально. Говорит, вся ее семья, все знакомые, у кого ни спрашивала — все за нее голосовали.

И 9 августа Валентина Романовна на выборы обязательно пойдет.

— И все должны идти голосовать. Надо встряхнуться, подумать, как их дети и внуки жить будут.
Читать полностью: https://news.tut.by/society/694625.html

Апошнія навіны