haradok.info

Інфармацыйны партал

Сацыяльныя сеткі:

Навіны Гарадка Палітыка

07.01.2019 15:58

3127 праглядаў

0 каментароў

75 лет назад произошла Лосвидская трагедия уничтожения советских дивизий с многотысячными жертвами

7 января 1944 года на Рождество Христово немцами на льду озера Лосвидо были растреляны пулеметами и артиллерией 11-я и 18-я гвардейские стрелковые дивизии, а также полк 235-й стрелковой дивизии. Спастись смогли не более 30 человек. Среднесписочная численность стрелковых дивизий в ту войну — около девяти тысяч солдат.

Валерий Абатуров, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук в работе : «Наступление Калининского (1-го Прибалтийского) фронта на невельском, городокском и витебском направлениях» так описал историю Лосвидской трагедии: «После того, как разведка армии установила отсутствие врага на этом участке, генерал-лейтенант К.Н. Галицкий решил обойти его наиболее сильные опорные пункты по льду озера, протяженность которого с севера на юг составляла около 8 км. Для этого были выделены 11-я и 18-я гвардейские стрелковые дивизии, а также полк 235-й стрелковой дивизии.

Не встречая сопротивления противника, подразделения трех дивизий, двигаясь в колоннах, преодолели почти все озеро. Однако когда до южного берега оставалось несколько сот метров, они были встречены сосредоточенным огнем орудий, минометов и пулеметов. От разрывов снарядов и мин лед на озере был разрушен, и на его поверхности образовались обширные полыньи и участки с открытой водой. Итогом разыгравшейся трагедии стала гибель фактически всей группировки. Спастись смогли не более 30 человек.» http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/history/liberation_of_Belarus/more.htm?id=12014646@cmsArticle

Известный поисковик, исследователь событий Великой Отечественной войны на Витебщине и Беларуси Бруева Л.Н. в книге «Пока не похоронен последний павший солдат....», 2009 года издания так описывает поисковую работу по Лосвидской трагедии и те давние события:


«Подготовить объекты работ для поискового лагеря нам помогли письма-воспоминания ветеранов 11-й гвардейской и 43-й Армий, собранные советом музея боевой славы СШ-36 г.Витебска (создатель музея Валентина Васильевна Иванова). Из письма ветерана 235-й стрелковой дивизии Вадима Александровича Мисюрова, хранящегося в музее, мы узнали о трагедии, произошедшей на льду озера Лосвидо. Воспоминания ветерана и документальные материалы музея послужили основанием для выбора места проведения поискового лагеря.

24 декабря 1943 года войска 1-го Прибалтийского фронта (командующий генерал армии И.Х.Баграмян), развивая стремительное наступление, штурмом овладели городом и крупной железнодорожной станцией Городок — важным опорным пунктом обороны противника на Витебском направлении. В боях за овладение городом Городок особенно отличились войска 11-й гвардейской Армии (генерал-лейтенанта К.Н. Галицкого), 4-й ударной Армии (генерал-лейтенанта П.Ф.Малышева), 43-й Армии (генерал-лейтенанта А.П.Белобородова). Окрылённый этим успехом, командующий фронтом решает сделать новогодний подарок: освободить г.Витебск.

Преодолевая упорное сопротивление противника, наши войска продвинулись на 4 −5 км вперёд и оказались перед хорошо укреплённым рубежом противника. Внешняя линия обороны Витебска проходила в 25 км от города, представляя собой 2-3 линии траншей полного профиля, проволочные заграждения и минные поля. Второй рубеж обороны проходил в 6-8 км от первой в районе деревень Завязье — Городище — озеро Лосвидо. Был ещё и третий рубеж, он проходил в 5-8 км от города, по линии : река Пестуница — д.Михали — озеро Сосна. Все населённые пункты и высоты фашистское командование превратило в опорные пункты. Наиболее мощно противником контролировались дороги Городок — Витебск, Сиротино — Витебск, Полоцк — Витебск. Витебск был превращён в город-крепость.

В книге «Память». г.Витебска Г.Г.Побережский — автор статьи «Прорвать оборону не удалось...» пишет, что задача овладеть городом к новому 1944 году была невыполнима (Книга Память. Витебск.-Мн., 2002, стр.528):

«Казалось бы — 25 км! Но какими они стали для наших солдат и офицеров! Как свидетельствует командующий 11-й гвардейской армией генерал-полковник К.Н.Галицкий «...с 25 по 31 декабря 1943 года войска Армии продвинулись лишь на 5-7 км. За каждый метр отвоёванной земли, приходилось платить великую цену — многими жизнями советских воинов...»

Ведя исследовательскую работу по Лосвидской трагедии в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации, Игорь Николаевич Гутников (руководитель научно-исследовательского кружка учреждения образования «Государственное областное объединение по организации внешкольной работы с детьми и подростками») переписал «Оперативные сводки 1 Прибалтийского фронта» за декабрь 1943 года, которые подтверждают сравнительно небольшое продвижение наших войск и выход к северной оконечности оз.Лосвидо:

«Войска 1-го Прибалтийского фронта, развивая стремительное наступление, 24 декабря 1943 года штурмом овладели городом и крупной железнодорожной станцией Городок, а также заняли более 60 других населённых пунктов...

В течение 25 декабря на Витебском направлении наши войска продолжали успешно развивать наступление и с боями заняли более 200 населённых пунктов: в том числе... и железнодорожную станцию Залучье. Нашими войсками перерезана шоссейная дорога Витебск — Полоцк.

В течение 26 декабря наши войска на Витебском направлении продолжали наступление и с боями заняли более 60 населённых пунктов... (25 км северо-западнее Витебска)...

В течение 27 декабря на Витебском направлении наши войска продолжали вести наступательные бои, в ходе которых заняли более 30 населённых пунктов... Нашими войсками перерезана железная дорога Витебск — Полоцк.

В течение 28 декабря на Витебском направлении наши войска, преодолевая сопротивление и контратаки противника, продолжали вести наступательные бои, в ходе которых заняли несколько населённых пунктов.

В течение 29 декабря на Витебском направлении наши войска продолжали вести наступательные бои, в ходе которых заняли несколько населённых пунктов и среди них населённые пункты Козлы, Короли, Лосвидо, Угляне, Красный Двор...».

После неудачных попыток сходу пробиться к городу, войска временно перешли к обороне, и начали подготовку к дальнейшему наступлению. Командующий фронтом даёт указание послать армейскую разведгруппу к южному берегу озера Лосвидо, занятому фашистами (в район бывшей деревни Могучёва). Разведчики дошли до первого рубежа немецкой обороны. В траншее немцев почему-то не оказалось. До второй линии обороны не дошли. Армейская разведка, вернувшись к своим, доложила, что траншеи пустые — немцы отступили. Командующий 11-ой гвардейской Армией, не проверив данные разведки, приказывает: трем дивизиям — 11-й и 18-й гвардейским, 235-й стрелковой дивизиям, а также 89-й гвардейской танковой бригаде — рано утром, на Рождество, напрямую, через лед озера, догонять «отступающих фрицев».

Вот, что рассказывают очевидцы боёв:

«Из нашей 235-й стрелковой дивизии, — писал в своем письме Мисюров Вадим Александрович (бывший помощник начальника 6-го отделения 235-й стрелковой дивизии), — в районе д. Залучье на северо-восточный край озера успел выйти только один из трёх полков без сопровождения артиллерии. Два других полка были на подходе к озеру. 11-я и 18-я гвардейские стрелковые дивизии в это время шли по льду озера правее. Немцы подпустили наших бойцов поближе, подогнали со стороны д.Батали бронепоезд, и из дальнобойных орудий и миномётов прямой наводкой накрыли наши наступающие части. Тысяч восемь бойцов осталось лежать убитыми на льду озера»

Валентина Васильевна Иванова — руководитель школьного музея боевой славы 43-й Армии рассказала нам, что встречалась когда-то с одним из участников той страшной трагедии на льду озера Лосвидо — участником Сталинградской битвы. Его фамилию она не запомнила, но сам рассказ по памяти записала:

«Когда нас построили в колонну и приказали двигаться по открытому льду огромного озера, мне стало не по себе. Какое-то нехорошее предчувствие бередило душу. Мы, словно, шли в никуда... Тишина гробовая... Вдруг, когда прошли уже около 8 километров, и южный берег озера был совсем рядом, начался страшный артобстрел. Снаряды дальнобойных орудий со стороны шоссе били по нашим колоннам. От близкого уже берега, занятого фашистами, им вторили зенитные батареи противника. Нас расстреливали в упор. Очень немногим удалось уйти из-под огня в то страшное утро. Тысяч восемь, наверное, погибло на льду озера.

Когда начался артобстрел, я упал на лёд и прикрылся трупом. Целый день лежал на льду, боясь шелохнуться, так как немецкие снайперы добивали тех, кто ещё шевелился. А мороз всё крепчал... Лёд вокруг очень сильно покрошило снарядами. Целый день высматривал дорогу к своим между огромными полыньями... Когда стемнело, осторожно пополз к нашему берегу».

— А что с ним стало потом? — спросила я у Валентины Васильевны.

— Под утро у д.Залучье его подобрали солдаты и отправили в госпиталь, — ответила она. — Ему ампутировали отмороженные конечности. Так и жил инвалидом. Умер в 1978 году.

В.В.Иванова передала нам рукопись — воспоминания военфельдшера, старшего лейтенанта медицинской службы Лидии Ивановны Борисовой-Лопаткиной, которая в дни боёв в районе Лосвидо служила в 129-м отдельном медсанбате 145-й стрелковой дивизии 1-го стрелкового корпуса 43-й Армии:

«Было это в 1944 году. В этих местах прошли ожесточённые бои. Наши части закрепились на берегу озера Лосвидо, заняли прочную оборону. Как-то весной начсандив приказал мне отправиться на санитарную проверку военнослужащих непосредственно в полках.

Ближайшим от нас полком был 403-й стрелковый полк. К нему можно было попасть двояким путем: идя вдоль берега, обогнуть озеро, что составляло несколько километров, или прямо по льду, что также было не близко, но в два раза короче, так как ширина озера 6 км, а длина — 12км. Я предпочла идти по уже подтаявшему местами, отошедшему от берегов, льду озера.

Разбежавшись, перепрыгнула через полынью на льдину и пошла вперёд. Чем дальше шла, тем лёд становился все толще и чище, так как ветер разгонял снег ближе к краям. Я шла и думала о том, чтобы не сбиться с направления и выйти в расположение полка, но вот... Что это?... Подо льдом я увидела вмёрзший труп... Я его обошла стороной.. Но вот ещё труп, а дальше ещё... И совсем отчётливо видна шинель, рука, сапог...Обхожу стороной, чтобы не наступить на лёд в этом месте, но и в другом месте — тоже трупы... Дальше ещё, ещё и ещё... Их так много!... Даже сосчитать, сколько их здесь вмёрзших в лёд невозможно! Куда ни шагни, — везде сквозь лёд просвечиваются тёмные пятна шинелей, сапог, шапок, ремней... Я ускорила шаг, почти бегу, а под ногами трупы,...трупы... Лёд посреди озера, как отшлифованный, а под ним вмёрзшие в различных позах трупы... Обходить их всё труднее, а наступать на человеческие тела, — как-то не по себе... На меня напал страх. Страх не от близости трупов, а оттого, что идти по ним, — мне казалось кощунством, противоестественным... Я бросилась бежать, не разбирая, как и на что ставлю ноги... Бежала, а в душе — отчаянье и горечь. Хотелось плакать и кричать одновременно... Бежала и всё казалось, что там, позади, они приподнимают головы и смотрят мне вслед с немым укором...»

Готовя Вахту Памяти, мы решили уточнить на местах боёв данные архива и полученные в школьном музее сведения. А для этого необходимо было разыскать в окрестностях озера Лосвидо очевидцев боёв. Жительница д.Должа рассказала:

«Когда начался сильный артобстрел, мы с мамой спрятались в погреб. Долго сидели там.