haradok.info

Інфармацыйны партал

Сацыяльныя сеткі:

Навіны Гарадка Палітыка

22.10.2019 14:30

159 праглядаў

0 каментароў

Лукашенко попытался продать России старый миф о националистическом угаре

Но Москву, которая урезает субсидии, настаивая на «углубленной интеграции», вряд ли растрогают ветхозаветные байки... Александр Лукашенко решил стряхнуть нафталин со старого мифа о страшных белорусских националистах. Раньше он хорошо продавался восточным соседям.

Сегодня белорусский президент вдруг произнес странную тираду про умершего в 2003 году Владимира Мулявина, руководителя знаменитого ансамбля «Песняры»: «После националистического угара (несколько лет в Беларуси и это было) мне пришлось его как нашего, русского человека, поднимать на высоту».

Но все становится на свои места, если учесть, в каком контексте и кому это было сказано.

Фраза прозвучала на встрече в Минске с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым. Мулявин родился именно в Свердловске (ныне Екатеринбурге). В белорусской же столице, как отмечает пресс-служба президента, «благодаря помощи правительства Свердловской области и личной поддержке губернатора был установлен памятник этому артисту».

Лукашенко воспользовался темой, чтобы не только умаслить гостя благодарностью, но и послать российской публике (прежде всего верхам) месседж: мол, я по-прежнему стою на страже наших братских отношений от посягательств злобных националистов.

Любимая пластинка про русских на чемоданах

Этот миф был создан еще на заре «братской интеграции», когда белорусский президент всячески доказывал Кремлю свою нужность, незаменимость в качестве партнера и под это дело выбивал ресурсы по дешевке.

В концентрированном виде эта мифология была сформулирована в интервью журналисту телекомпании Russia Today в марте 2012 года: «...При Шушкевиче [председателе Верховного Совета Беларуси в 1991–1994 годах] всех русских людей посадили на чемоданы. Они уже всех поделили: вот белорус, русский, поляк. И если бы не „плохой Лукашенко“, то русским бы делать уже в Беларуси было нечего. Вы это не забывайте».

Про русских на чемоданах — один из любимых образов Лукашенко. Он прозвучал, например, в интервью ТАСС в 2016 году: «...У нас тоже три года практически националисты были у власти, друзья нынешних отдельных украинских (даже не сегодняшних, а вчерашних) националистов. Мы могли бы зайти очень далеко. И только президентские выборы [1994 года, на которых победил Лукашенко] в свое время спасли нас. Неизвестно откуда взялся этот Лукашенко и провел референдум по союзу Беларуси и России. И нам пришлось разворачиваться, у нас русские на чемоданах сидели».

Заметьте, здесь еще и тонкая игра на чувствительной (особенно тогда, в 2016-м) для россиян украинской теме. Мол, если бы не Лукашенко, получили бы вы и в Беларуси «бандеровскую хунту».

БНФ всегда был в оппозиции

На самом деле националисты в Беларуси никогда не были у власти. Их фракция в Верховном Совете XII созыва не случайно называлась «Оппозицией БНФ». Само название подчеркивало, что эти люди были в меньшинстве. Как сообщил Naviny.by бывший депутат этого созыва Сергей Наумчик, число членов фракции не превышало трех десятков, при том что всего насчитывалось 346 депутатов.

Другое дело, что в моменты растерянности номенклатурно-коммунистического большинства оппозиционеры умело ставили парламент на уши и проводили прогрессивные решения.

Так было, например, после поражения антиперестроечного путча в 1991 году, когда удалось придать конституционный статус Декларации о государственном суверенитете Беларуси, а затем и сделать государственным (правда, только на несколько лет) исторический бело-красно-белый флаг.

Ну а Станислав Шушкевич в бытность спикером хоть и вел заседания по-белорусски, но с БНФ находился в непростых отношениях. Фактическим же хозяином страны был в то время премьер Вячеслав Кебич — выходец из красного директората, носитель просоветских взглядов.

При таком раскладе, естественно, никакого сажания русских на чемоданы в принципе не могло быть.

Действительно ли националисты травили Мулявина?

Сегодняшнюю фразу официального лидера о Мулявине можно понять так, что тот якобы оказался в 90-х жертвой «националистического угара». Если потом довелось «поднимать на высоту», значит, «в угаре» втаптывали в грязь? Было ли нечто подобное?

Дмитрий Подберезский, заместитель главного редактора журнала «Мастацтва», много лет следящий за музыкальной жизнью Беларуси, заявил в комментарии для Naviny.by: «Никакой травли Мулявина националистами я не припоминаю». Напротив, он был в хороших отношениях с близким к БНФ писателем Василем Быковым, поэтом Геннадием Буравкиным, добавил собеседник.

Он отметил, что во второй половине 1990-х публика действительно стала хуже ходить на концерты «Песняров», но это было связано с кризисом внутри коллектива. В итоге в 1998 году от ансамбля отпочковались «Белорусские песняры», напомнил Подберезский.

Как видим, проблемы «Песняров» и их руководителя в то время лежали совсем в иной плоскости, никаким преследованием его по этническому признаку и не пахло.

Со своей стороны, Наумчик отметил, что тогда, в 90-е, не слышал «не только от представителей БНФ, но и вообще от активистов национального возрождения ни одного высказывания о Мулявине, отличного от глубокого уважения или пиетета». Более того, добавил собеседник, для многих из этих людей путь к белорусскости начинался с «Песняров».

В недавнем большом интервью «Радыё Свабода» Зенон Пазьняк, руководивший оппозицией БНФ в Верховном Совете, с теплотой отозвался о Мулявине, отнес его наряду с Быковым к числу людей, которыми Беларусь может гордиться, напомнил Наумчик.

Москва за это уже не отсыплет пряников

Лукашенко же сегодня в контексте разговора о Мулявине позволил себе и такой патетичный пассаж: «Я белорусам сказал, что этот русский россиянин научил нас разговаривать на белорусском языке».

Да, «Песняры» в свое время у многих пробудили гордость за Беларусь, интерес к языку и культуре титульной нации. И в начале 1990-х, после распада коммунистической империи, в нашей стране — по крайней мере, в продвинутом сегменте общества — чувствовалась окрыляющая атмосфера национального подъема. Что выражалось в тональности СМИ, новинках культуры, моде на символику и белорусский язык. Может, этот романтический подъем нынешний официальный лидер и называет «угаром»?

Во всяком случае, именно молодой президент Лукашенко инициировал в 1995 году референдум с вопросом о придании русскому языку статуса государственного, что на практике привело к его почти безраздельному господству и дальнейшей маргинализации белорусского. Национально сознательное гражданское общество оказалось под прессингом.

Этот разрушительный процесс продолжается, тем самым делая Беларусь особенно уязвимой перед экспансией «русского мира», между тем как угрозы суверенитету обострились в связи с кремлевским принуждением к «углубленной интеграции».

Причем Москва дожимает расчетливо, методично. В частности — урезает союзнику паек, настаивая на своих условиях. И вряд ли ее растрогают старые байки про якобы укрощенную железной дланью первого президента угрозу страшного белорусского национализма.

Александр Класковский

https://naviny.by

Апошнія навіны