haradok.info

Інфармацыйны партал

Сацыяльныя сеткі:

Навіны Гарадка Палітыка

02.11.2019 08:47

164 прагляда

0 каментароў

Почему Лукашенко не Петр I

Белорусский официальный лидер сравнил себя со знаменитым российским царем.

Отвечая на журналистский вопрос о зарубежных визитах, Александр Лукашенко заявил, что «дело президента — со времен Петра I еще — прорубить окно туда, куда мы считаем нужным». При этом подтвердил намерение посетить Австрию и Латвию.

Петр, правда, был не президентом, а императором, да ладно. Белорусский официальный лидер сконцентрировал в своих руках такие полномочия, что де-факто вполне тянет на самодержца.

Выбрав же образ из прошлого восточной соседки, Александр Лукашенко, который любит козырять своим дипломом историка, снова показал, что ментально привязан к России. К тому же налицо хронологическая неувязка. Нынешние белорусские земли Российская империя прибрала к рукам уже после Петра I.

Во времена же Великого княжества Литовского они и так были частью Европы: здесь действовали прогрессивные для того времени законы, города имели Магдебургское право, раньше, чем в Русском царстве, появилось книгопечатание и т.д. То есть предкам белорусов никакого окна прорубать не надо было.

По чьей вине был выстроен забор?


Но не будем ворошить седую историю, возьмем новейшую.

«Австрия, Латвия и другие страны — это окно после всего того забора, который был вокруг нас выстроен. И более того — кое-кто санкции вводил. Поэтому нам приходится не то что заново, а уже на новом уровне, в новые времена прорубать эти окна и выстраивать дороги», — так развил сегодня свою метафору белорусский руководитель.

Однако фишка в том, что молодая и довольно демократическая поначалу Беларусь имела шанс сблизиться с Европой сразу после распада СССР.

Еще в 1995-м Лукашенко, победивший годом ранее на реально конкурентных выборах, подписал в Брюсселе соглашение о партнерстве и сотрудничестве с ЕС. Причем торжественно заявил, что это наш «первый важный шаг в направлении главной цели — вступления в Европейский союз».

Теперь, почти четверть века спустя, белорусская дипломатия только мечтает добиться подобного договора с Брюсселем, а тот документ пошел псу под хвост. Потому что в 1996-м белорусский президент провел скандальный референдум, по итогам которого получил царские полномочия и разогнал Верховный Совет.

Началась эпоха противостояния с Западом, свистопляска с теми самыми санкциями.


Пауза затянулась до неприличия


Разморозить же отношения с Европой и США официальному Минску, как ни парадоксально, помогла де-факто российская агрессия против Украины.

Лукашенко сумел несколько дистанцироваться от политики Москвы, занял нишу миротворчества, за что и заслужил милость Запада, поставившего геополитику выше демократии и прав человека.

Но вот какая загадка: когда белорусского лидера перестали называть последним диктатором Европы и снова начали приглашать в столицы Старого Света, он стал раз за разом эти шансы игнорировать.

В частности, дважды упустил возможность посетить саммиты «Восточного партнерства», недавно вот не полетел в Польшу на годовщину начала Второй мировой.

Злые языки заговорили: оглядывается-де на Кремль, побаивается недовольства Владимира Путина. Наверное, не без того, зависимость от Москвы — колоссальная. Но есть еще два момента.

Во-первых, Лукашенко ведь замирился с Европой не потому, что стал великим демократом и возлюбил ее ценности, а по стечению обстоятельств. В душе он, судя по всему, по-прежнему презирает гнилой либерализм Старого Света.

Впрочем, под настроение и вслух это может сказать. Так что между Лукашенко и Европой остается ментальная пропасть. Ему туда ехать элементарно дискомфортно.

Во-вторых, белорусское руководство, похоже, ожидало, что ЕС, замирившись, посыплет голову пеплом и начнет щедро одаривать пряниками, однако прагматичная Европа не разогналась.

И потому люди из МИДа долго твердили, что вождь выберется в Старый Свет, когда визит будет обещать некие значительные результаты.

Но поскольку пауза затянулась до неприличия, то сейчас вот решено совершить в ноябре визит в Австрию.

Фишка в том, что Петр был реформатором


Сегодня Лукашенко пояснил, что своими визитами торит дорогу тем, кто должен продавать белорусскую продукцию. Но те, мол, не всегда шевелятся.

«Поэтому приходится еще раз туда ехать договариваться, уже начинаю торговать за других», — посетовал президент.

Здесь тоже примечательны два момента. Во-первых, Лукашенко свято верует в договоренности по понятиям между официальными лидерами. Но так прокатывает (и то не всегда), когда имеешь дело с другим автократом (Путин, ныне покойный Уго Чавес).

В демократических же странах с рыночной экономикой президент не может приказать, чтобы фермеры покупали тракторы «Беларусь», а бюргеры — минские холодильники.

Во-вторых, Лукашенко по-прежнему подстегивает экспорт кнутом, пытается превратить дипломатов в коробейников. Хотя проблема — в конкурентоспособности белорусского товара, которую не повысишь без реформ.


Но вот с реформами в Беларуси затык. Глава государства опасается, что они расшатают любовно выстроенный за 25 лет режим с царскими полномочиями первого лица.

И это главная причина, по которой претензии Лукашенко на миссию Петра I абсолютно несостоятельны. Тот ведь понимал отсталость своей страны, тянул ее в Европу, внедрял прогрессивные западные порядки. Короче, был царем-реформатором.

А вот в Беларуси правит закоренелый консерватор, сверхзадача которого — остановить время.
Александр Класковский, для belsat.eu

Апошнія навіны