haradok.info

Інфармацыйны партал

Сацыяльныя сеткі:

Навіны Гарадка Палітыка

01.02.2020 07:57

204 прагляда

0 каментароў

Станут ли белорусские выборы прозрачнее, если Лукашенко назначит Ермошину 2.0?

Оппозиционер Павел Северинец предлагает начать протесты уже на старте президентской кампании 2020 года...

Как только будут объявлены президентские выборы, нужно выходить на протест и требовать отставки Лидии Ермошиной. Такой план предлагает своим единомышленникам оппозиционный лидер Павел Северинец. Он считает недостойным для себя получать удостоверение кандидата из рук нынешней главы Центральной комиссии по выборам.

Ермошина возглавляет ЦИК с 1996 года, почти всю эпоху правления Александра Лукашенко, и, по убеждению противников режима, несет вину за многочисленные электоральные фальсификации.

Требовать отставки Ермошиной — часть стратегии, которую излагает в последние дни на медийных площадках и в социальных сетях христианский демократ Северинец, блеснувший в декабре прошлого года организацией протестов против «углубленной интеграции».

Сейчас он — один из претендентов на звание единого кандидата, которого решили избирать через праймериз ряд крупных структур оппозиции.

Ставка на улицу

Стратегическая мысль противников белорусского политического режима всегда активизируется накануне очередной президентской кампании. С одной стороны, не хочется снова наступать на грабли, с другой — выбор невелик. Фактически — между плохим и очень плохим (спорят только, что хуже).

Участие — это каждый раз жалкие проценты по версии ЦИК, а то и суровые репрессии постфактум (в этом плане наиболее показателен разгром Площади-2010). А противники участия еще и позлорадствуют: ну что, опять выступили на подтанцовке у диктатора?

Однако и попытки бойкота не приносили успеха оппонентам режима. Пожалуй, лишь сильнее их маргинализовали.

Поэтому всякий раз перед электоральной кампанией среди тех, кто все же намерен участвовать, идет поиск некоего сильного сценария, чтобы не выглядеть марионетками, а попробовать навязать властям свою игру.

«...Выход на Площадь нужно делать не тогда, когда злодеяние [фальсификации] уже состоялось. Нужно выходить на протест и требовать отставки Ермошиной и других фальсификаторов ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ после объявления „выборов“. Это обязаны делать и сторонники участия, и сторонники бойкота — ВМЕСТЕ», — пишет Северинец в фейсбуке.

Другие пункты его плана таковы: массово подавать заявления на включение в избиркомы представителей оппозиции, «делать новую волну протестов, если им откажут», и, наконец, требовать неучастия Лукашенко в выборах.

«Если единого [кандидата от оппозиции] не регистрируют, если будут репрессии — предусмотрен активный бойкот вплоть до национальной забастовки», — поясняет Северинец на Naviny.by.

Наивность или расчет?

Первый вопрос к этому плану: а что даст отставка Ермошиной? К слову, она сама в декабре сообщила, что собирается уходить весной 2021 года.

Предположим, Лукашенко решил бы потроллить оппозицию и отправил Ермошину на пенсию пораньше (понятно, он на это не пойдет, чтобы не выглядеть слабаком). Стоит ли сомневаться, что на это место будет подобран столь же надежный кадр? В итоге оппозиция добьется того, что выполнять ту же миссию — вспомним образ из культового фильма — пошлют терминатора новейшей модели.

Так зачем оппонентам режима тратить порох (с которым и так негусто) на требование, выполнение которого ничего им не дает?

Было бы логичнее настаивать на системных изменениях, например серьезных поправках в избирательное законодательство. Чтобы в нем были прописаны гарантии включения оппозиции в избиркомы, показ каждого бюллетеня при подсчете голосов и пр.

Впрочем, и это глухой номер. Наверху уже четко дали понять, что переписывать закон перед грядущими выборами не собираются.

Тем более наивно думать, что бессменный президент под давлением, как он брезгливо выражается, «пятой колонны» вдруг посыплет голову пеплом и откажется от участия в очередной кампании.

Здесь мне возразят: вовсе это не наивность, а расчет. Чтобы потом сказать верхам: ну что, не захотели по-хорошему, так вот получайте волну протестов, народного гнева.

Помогут ли праймериз выйти из оппозиционного гетто?

Однако насколько обоснован расчет на мощную волну уличной активности? По мнению Северинца, разогреть массу может «народное голосование» за единого кандидата. Организаторы праймериз рассчитывают объехать около 80 городов, организовать там голосование. Можно будет отдать голос и через интернет.

Но по мнению уже многих высказавшихся обозревателей, праймериз с их сложной процедурой рискуют превратиться в оппозиционный междусобойчик. На голосование в регионах, скорее всего, соберутся в основном партийные активисты.

Простой обыватель не пойдет, тем более что процедура требует оставить паспортные данные и обязаться войти в инициативную группу будущего единого кандидата (во как сразу грузят, причем заметьте, вслепую — до того, как станет известно, кто этот избранник). Конгресс демократических сил — финал праймериз — тем более будет сбором самой оппозиции.

При онлайн-голосовании также нужно оставлять паспортные данные и обещать войти в инициативную группу. Это тоже вряд ли вдохновит многих. К тому же опыт показывает, что пламенные интернет-борцы с режимом не слишком проявляют себя в офлайне, Северинцу же и его соратникам нужны борцы в реале.

Вдобавок и набор требований к кандидату (выступать за выход Беларуси из ОДКБ, расторжение договора о Союзном государстве и пр.), полагаю, слишком радикален для среднестатистического обывателя.

Таким образом, действительно народное голосование вряд ли получится.

Массовые уличные акции с требованием отставки Ермошиной или в знак протеста против невключения оппозиционеров в избиркомы тоже трудно себе представить. Это не те лозунги, которые способны поднять обычного белоруса.

Активистов же показательно прижали штрафами (сумма которых, по данным правозащитников, уже превысила 128 тыс. рублей) и административными арестами за декабрьские протесты против угрозы аншлюса.

Насколько вероятно цунами протестов?

В последнее десятилетие белорусы относительно массово выходили на улицы или по экономическим причинам (протесты «дармоедов» 2017 года), или когда чувствовали либерализацию (Площадь-2010). Особняком стоят «молчаливые протесты» 2011-го, но они происходили не под руководством традиционной оппозиции.

Сейчас социально-экономическая ситуация не самая печальная, зарплаты выше, чем несколько лет назад. Либерализацией не пахнет. Поэтому, если не случится какого-либо форс-мажора, массовые протесты в ходе президентской кампании 2020 года (тем более на самом ее старте) маловероятны. А с тысячей-другой протестующих власти без особого труда справляются привычными методами.

Более того, репрессии в начале электоральной кампании могут обескровить оппозицию, помешать сбору подписей за единого кандидата. Того же Северинца могут нейтрализовать арестами «с отсрочкой исполнения» (когда заметают не сразу, а именно накануне намеченных акций).

Вдобавок режим выглядит достаточно консолидированным и имеет достаточно натренированный силовой кулак, чтобы устоять даже в случае серьезных протестов.

Вряд ли правящую верхушку испугает и угроза бойкотом, если не будет зарегистрирован единый кандидат. Иные авторитарные режимы на постсоветском пространстве падали в результате цветных революций, но не было прецедента, чтобы такой режим пал от бойкота. Его организовать еще сложнее, чем революцию.

Беларусь на пороге перемен

Итак, вроде как против лома нет приема. На сегодня в среде противников Лукашенко идет соревнование идеалистических стратегий, как его свалить.

Но участие оппозиции в избирательной кампании, точнее использование ее для своих целей, в любом случае представляется оправданным. Причем если удастся выйти на единого кандидата, то это уже будет прогресс.

Как любит подчеркивать аналитик Юрий Дракохруст, более-менее знают именно тех противников режима, которые участвовали в выборах. В этих кампаниях нарабатывается какой-то опыт, структуры спасают себя хотя бы от окончательной маргинализации.

И этот опыт, эти структуры могут сыграть свою роль, когда в экономической и общественно-политической жизни страны начнутся некие тектонические сдвиги. А они вполне вероятны в ближайшие годы. Закрывается российская кормушка для анахроничной «белорусской модели» — это раз. Страна подходит к неизбежному периоду транзита власти — это два. Так что в недалекой перспективе нас ждут интересные и, скорее всего, драматичные процессы.

Кстати, опыт позднего СССР показывает, что когда система дает трещину, когда власть начинает шататься, те же избиркомы, слепленные из «надежных людей», вдруг оказываются способными считать голоса без дураков. Так что дело не в сроках выхода гражданки Ермошиной на пенсию. Придумайте лозунг посильнее.

Апошнія навіны