haradok.info

Інфармацыйны партал

Сацыяльныя сеткі:

Навіны Гарадка Эканоміка

23.09.2019 14:12

439 праглядаў

0 каментароў

Вид сверху: «Если Лукашенко к нам приедет, то ему придется многих посадить»

В рамках проекта «Приземленная жизнь белорусов: вид сверху» выясняем, что жители Шарковщины думают о статусе самого бедного района Беларуси.

Шарковщина образца 2003-го года оставила у корреспондента «Салiдарнасцi» гнетущее впечатление. Серый городок с минимумом магазинов, советская в худшем представлении гостиница. Безнадега, одним словом. Если бы не костел да церковь на берегу Дисны, то и вспомнить было бы нечего.

Спустя шестнадцать лет городок выглядит несколько веселее. Да, в центре можно увидеть закрытые здания, аварийный кинотеатр. Но стало заметно больше магазинов, кафе. Появились новые многоквартирные дома, у здания районной администрации вместо огромной лужи разбили симпатичный сквер.

«Это всего лишь обертка», — заметила моя знакомая.

Ее слова подтвердили встреченные в частном секторе у Успенской церкви местные жители.

«С работой у нас полная ж..а!»

— Магазинов стало больше, да. Но за что в них покупать? Зарплаты нищенские. У тебя дети есть? Есть. Значит ты знаешь, что такое собрать ребенка в школу. Форма, спортивный костюм, рубашки, сменка. А еще школьные принадлежности, вода, гигиена, деньги на ремонт. Я только на первый класс отдал больше пятисот рублей, а зарплата у меня — всего 350 рублей. И как тут выкручиваться? — рассказал мужчина, работающий в одном из госучреждений.

— Как здесь с работой? Да полная ж..а с работой! Все закрывается, остался, наверное, только консервный завод, да и тот уже одно «чернило» выпускает.

Заводим разговор с местным жителем о недавних поездках руководителя страны по регионам:

— Он сюда не поедет, — уверенно замечает мужчина. — Если приедет, то ему придется здесь многих посадить. Вы же видите, как это бывает: приезжает, а там корова... это самое. И начинается — всех уволить!

Мой собеседник уверен, что президенту нужно сменить тактику. И рассказывает, как именно это нужно сделать:

— Я бы не стал предупреждать местных начальников, чтобы они не успели пустить пыль в глаза. Взял бы помощников, пришел бы в гараж и сказал: «Заправляйте машину, сегодня едем в Шарковщину». Приехал бы сюда, поговорил с людьми, зашел бы на предприятия, которые остались. Правда, на что ему тут смотреть?..

«Ситуация меняется к лучшему»

Такого же мнения придерживается бывший учитель Игорь Демидович, согласившийся рассказать «Салідарнасці» о жизни в Шарковщине:

— Он предпочитает ездить по райским местам. У нас ему смотреть не на что.

При этом бывший учитель не соглашается с распространенным мнением о Шарковщине, как об одном из самых бедных районов:

— Да, район не самый богатый. Госпредприятия в упадке, но ситуация не такая уж безнадежная. В последние годы я наблюдаю тенденцию к улучшению. Открываются новые частные предприятия. Раньше районом руководили чиновники старой советской закалки, которые не давали ничему новому поднять голову. Боялись, наверное, как бы чего не вышло. Новый председатель (Дмитрий Ломако — С.) не такой. Он экономист, при нем люди стали открываться: магазины, небольшие бизнесы.

Игорь Демидович считает, что его землякам нужно перестать жаловаться на жизнь и понять главное:

— Не будет больше по-старому. Денег нет, нужно самим устраивать свою жизнь. Люди привыкли, что государство должно им давать работу и платить зарплаты. Но корень проблемы не в руководителях, а в нас самих. От нас в первую очередь зависит то, как мы будем жить.

«Колхозы — это отрава, болезнь»

— Есть у нас такое — нежелание зарабатывать. Смотришь по дороге на Браслав или Глубокое: в деревнях на обочине стоят корзины с яблоками, картошкой, закатками. А у нас такого нет.

Если копнуть в истории, то виной всему, наверное, колхозы. Самых инициативных и крепких когда-то извели, остальным привили ген раба. Никто ни за что не отвечал, все вокруг колхозное...

И это распространилось на все общество. Как отрава, болезнь. Мы и сейчас это пожинаем. И вот беда — в начале девяностых у людей глаза горели, они хотели эту землю, чтобы фермерством заняться. Но наверху решили сохранить колхозы, которые убивают миллионы из бюджета. А кто сейчас возьмется за сельское хозяйство?

Есть ли будущее у Шарковщины

— Когда-то здесь был кирпичный завод. У нас отличные глины в районе. Потом он пришел в упадок. Заводом интересовался иностранный инвестор, но дальше интереса дело не пошло. Но глина никуда не делась, все еще можно наладить, — говорит Игорь Демидович.

Сам он после школы несколько лет ездил на заработки строителем в Россию, потом работал таксистом в Минске. Потом вернулся домой и теперь работает на белорусско-чешском предприятии.

Предыдущий выпуск: Люди перестали надеяться на колхоз и власть

— Да, многие уезжают. Знаете, это как бабочки, летящие на свет. Но многие вернутся. Если у родителей здесь есть бизнес, дети продолжат их дело. Молодым нужен стартовый капитал — это сложный вопрос. Думаю, им просто не нужно мешать. Сын моего знакомого начинал с того, что покупал джинсы, красил их, делал принты. И это понравилось его друзьям и знакомым. Его джинсы стали покупать, заказывать из Минска. Я думаю, когда-нибудь мы услышим о новом популярном бренде из Шарковщины, — улыбается мой собеседник.

Репортаж подготовлен в рамках спецпроекта «Приземленная» жизнь белорусов: вид сверху". Мы попытаемся исследовать различные аспекты повседневной жизни за пределами Минска, преимущественно в малых городах, поселках и деревнях. Плюс посмотрим на все это с помощью аэрофотосъемки с дрона.

Продолжение следует...

Семен Печенко, аэросъемка Антон Суряпин

Апошнія навіны