haradok.info

Информационный портал

Социальные сети:

О городе История Великая Отечественная война

Великая Отечественная война

22 июня 1941 в мирную жизнь нашей страны ворвалась война, перечеркнувшая мечты и надежды миллионов людей. В Городокском и Меховском районах, как и во всех других, сразу же началась мобилизация военнообязанных в Красную Армию. На нужды армии направляли автотранспорт, лошадей. Ходу тракторы, оборудование МТС, калгасную скот отправляли в тыл. Часть населения района также покинула родные места и направилась на восток.

Соответственно постановлению СНК СССР от 24 июня 1941 начали создаваться истребительных батальонов для борьбы с вражескими парашютистами и диверсантами. Возникли такие формировании в Городокском и Меховском районах.

Меховской истребительный батальон, которым командовал начальник районного отдела НКВД М.И. Дьячков, начал действовать 25 июня, насчитывал 107 человек. Бойцы-истребители имели на вооружении винтовки, станковый и два ручных пулеметы. Располагались они в здании Езерищенской средней школы.

Группа содействия основным силам истребительного батальона была сформирована из рабочих Бычихинской МТС. Состояла она из 30 человек во главе с директором Ф.Ф. Германтовым. Бойцы были вооружены винтовками, имели ручной пулемет и противотанковое ружье. Уже первые дни июля были отмечены боевыми делами истребителей: сбит немецкий самолет, арестован вражеский сигнальщик.

В тревожном ожидании жило население районного центра и сел. Соблюдались правила светомаскировки, и ночью Городок утопал в темноте. Однако жизнь не замирала на его темных улицах, происходило перемещение военнослужащих, беженцев. В начале июля начались налеты немецкой авиации. По воспоминаниям жителей, 3 или 4 июля состоялась первая бомбардировки Городка вражескими самолетами, а 9 июля германские войска заняли город.

Под Городком действовала 214-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора А.Н. Рязанова. Она входила в состав 22-ой армии (генерал-лейтенант П. А. Ершаков). Перед дивизией стояла задача освободить город от гитлеровцев. Ее подразделения, сформированные весной 1941 г. в Ворошиловограде, перемещались под Городок из г. Невеля и ближайших к нему станций. Полки дивизии не успели полностью сконцентрироваться и вынуждены были прямо с марша вступить в бой 10 июля. На правом фланге наступал 776-й стрелковый полк под командованием полковника Сивакова, на левом — 788-й стрелковый полк во главе с майором Трефиловым. По шоссе Невель — Городок в район боевых действий подошли 780-й стрелковый и 709-й гаубично-артиллерийский полки, которыми командовали подполковник Калачев и майор Хуторцев.

Утром 11 июля наши войска начали наступление непосредственно на Городок. Боевые действия красноармейцев были встречены сильным пулеметные и минометным огнем противника. Три раза в течение дня они переходили в атаку, теснили врага и вплотную приближались к городу. Фашисты успели укрепить свои позиции. Закопав в землю танки они превратили их в неприступные огневые точки. Выбить гитлеровцев из Городка не удалось. В этот же день на протяжении двух с половиной часов вражеские самолеты бомбили и обстреливали боевые порядки дивизии на всем пути от Городка до Невеля. Армейские подразделения понесли большие потери в личном составе и материальной части. Были и дезертиры.

Упорные бои продолжались 12 июля. На следующий день с утра до позднего вечера не умолкал бой на западном и северном берегах озера Кашо. Под сильным воздействием авиации, артиллерийского и пулеметного огня войска дивизии вынуждены были отойти.

В эти дни многие бойцы, командиры и политработник 214-й стрелковой дивизии проявили выдержку и мужество, остались верными воинскому долгу. Своим бесстрашием вдохновляет всех бойцов старший политрук Батякин, который командовал разведбатальоном. Тяжело раненный, он через несколько часов скончался. Храбро сражались с врагом бойцы батальона во главе с капитаном А.С. Григорьевым. Раненого командира сменил старший политрук Штраус. В бою 11 июля он получил 7 ранений. Исключительную стойкость проявил майор Трефилов, умело руководя 788-ым полком. Метким пулеметные огнем уничтожал огневые точки фашистов красноармеец Божко. Героически вели себя артиллеристы, которые пушечным огнем поддерживали боевые действия пехоты.
В эти июльские дни в воздушных боях над Городком участвовали летчики 49-го истребительного авиаполка, который имел приказ прикрывать свои войска в районе Невеля, Великих Лук, Городка. В оперативной сводке полка за 10 июля 1941 было записано: «Вел воздушный бой над Городком и селом Вайханы». В этом бою погиб командир эскадрильи лейтенант Д.Р. Барабанов. Указом Президиума Верховного Совета СССР он был награжден орденом Красного Знамени.

13 июля на позиции гитлеровцев и на большое количество их боевой техники возле Городка обрушил удар наши бомбардировщики. Один из самолетов был поврежден зенитным снарядом и загорелся. Ранен штурман И.Н. Жмурко смог сбросить бомбы. При отходе пламя перекинулось на другую плоскость. Экипаж не покинул самолет. Летчик вел его к линии фронта и на своей территории посадил самолет на фюзеляж. И.Н. Жмурко был представлен к награде.

На протяжении 6 дней шли бои на подступах к Городку. Ареной боевых действий являлись деревни Веретея, Большое и Малое Кашо, Помет, Лапезы, Лагушанки, Заозерье. Последняя оперативная сводках из штаба 214-й стрелковой дивизии поступило 15 июля. Написана она была в лесу на запад от д. Мамоны. Преимущество противника в людях, огневых средствах и воздушных силах, отсутствие у наших бойцов автоматического оружия, нехватка минометов и особенно артиллерии не дали возможности выполнить поставленную перед дивизией задачу. После захвата немецкими войсками Невеля боевые подразделения отходили на восток. Для жителей района наступил мрачное время оккупации.

Два с половиной года хозяйничали немецко-фашистские захватчики на городской земле. Территория района, как и Витебской области в целом, относилось к тыловому району группы немецких армий «Центр», где вся полнота власти была сосредоточена в руках военных. Здесь располагались немецкие военные формирования, командование и военнослужащие, которые являлись полными хозяевами в зоне своей деятельности.

Разработан руководителями фашистской Германии план «Ост» предусматривал целую систему политических, экономических и военных мероприятий, направленных на грабеж наших богатств, уничтожение людей. Все препятствия в достижении завоевательных целей решительно ликвидировались, жестоко карались противники «нового порядка». В первую очередь оккупанты ликвидировали органы Советской власти. Под их руководством из числа местных жителей были образованы городская, районная и волостные управления, которые возглавляли бургомистры, в деревнях назначены старосты. Гражданскую власть в районе возглавил Д.Т. Сивалобов, а после его убийства в 1942 И.Д. Алешкович. Бургомистром в Городке сначала являлся Уверский, а после Ленчанка.

Возникло районное полицейское управление, которое с начала 1942 возглавлял А.Р. Мордик. Оно состояло из политического и уголовного отделов, спецкомендатуры. 61 человек был занят в этих подразделениях. По району, без учета Меховского, было образовано 12 полицейских отрядов по 30 — 40 человек в каждом. Помощниками оккупантов стали примерно 400 полицейских из числа местного населения.

При «новом порядке» в Городке были закрыты три средние школы, сельскохозяйственный техникум. Книги фашисты сожгли. Рабочий клуб, кинотеатр были превращены в казармы, не работал детский сад. Для населения оккупанты установили трудовую повинность. Все жители от 14 до 55 лет обязаны были ремонтировать дороги, мосты, копать траншеи, выполнять другие работы. За отказ от этих занятий грозило наказание кнутом или тюрьма.

Во время оккупации в городе действовали гончарный, кирпичный, смолокурный, кожевенный заводы, бондарская и кузнечно-слесарное производство, торфоразработка, работала швейная мастерская. На этих предприятиях было занято 255 человек. Существовал режим подневольной работы. Руководители имели право неограниченно увеличивать продолжительность рабочего дня, избивать рабочих, а подозреваемых в саботаже направлять в тюрьму или высылать в трудовые лагеря.

Политика оккупантов в сельском хозяйстве была направлена на удовлетворение нужд армии и населения Германии. Сельские жители обкладывались военным налогом на продукты питания. Тем, кто не справится с этим, грозило наказание: отберут лошадь или корову, даже землю. В первый военный год оккупационные власти стремились собрать урожай на колхозных полях. Бургомистр Болецкой воласти в октябре 1941 сообщал в Городокское районное земельное управление о том, что еще не убранными остаются более 100 га сельскохозяйственных культур, в том числе не убрано 5 га картофеля, не поднято 50 га льна, хотя людей в колхозах за счет беженцев и переселенцев больше на 50%, чем до войны.

Военное лихолетье, жесткие оккупационные порядки отрицательно влияли на демографическую ситуацию того времени в районе. Об этом свидетельствуют документы районной управы. За период с 22 июня 1941 по 30 сентября 1943 родилось 515 человек, умерло 815. Смертность превысила рождаемость в 1,5 раза.

Гитлеровский оккупационный режим предусматривал планомерное истребление людей. В лагере на территории сельскохозяйственного техникума насчитывалось до 500 военнопленных. Немцы не кормили их; люди питались тем, что передавали жители города. Умерших закапывали во дворе техникума. Весной 1942 несколько человек бежали из лагеря. Безусловно, им помогли горожане, скорее всего работники техникума, чьи дома располагались рядом. Пленники пересекли поле и скрылись в бору, который начинался сразу за учебным хозяйством техникума и назывался Разыграем. Старый лес надежно скрыл беженцев. Разозленные гитлеровцы расстреляли каждого пятого из оставшихся военнопленных. Скоро лагерь перестал существовать. Дело уничтожения людей довершил голод и болезни.

Гитлеровцы и их пособники из числа полицейских погубили много мирных жителей. Они безжалостно наказывали противников «нового порядка», участников освободительной борьбы и их семьи, не щадили ни старых, ни малых. С приходом чужаков в Городке появились виселицы, которые стояли возле тюрьмы. А в один из зимних дней 1942 — 1943 гг. жители райцентра были удивлены ужасным зрелищем: по улицам имени Карла Маркса и далее по Пролетарской и Витебской шоссе до техникума на столбах висели люди. Среди казненных — активист Яковлев с Кабищанскага сельсовета.

Местом человеческой боли и тяжких страданий стали Воробьева горы, красивые места в окрестностях Городка, где в мирное время любили отдыхать горожане. В 1941 фашисты расправились здесь с еврейским населением районного центра, а потом на протяжении своего хозяйствования совершали расстрелы патриотов, партизанских семей и тех, кто оказывал помощь и поддержку народным мстителям или проявлял недовольство новыми порядками. Эти люди попадали сюда из городской тюрьмы. Некоторых из тюрьмы отправляли в Витебск и далее в Германию или переводили в рабочий лагерь в Городке. Теснота, плохое питание, работа с темноты до темноты — удел тех, кто находился здесь.

Гитлеровцы беспощадно расправлялись с партизанскими семьями, со всеми, кто оказывал помощь партизанам. Так, 22 марта 1943 оборвалась жизнь 13 человек из д. Зарецкий Вайханскага сельсовета. Сюда прибыл немецкий карательный отряд. Жителей собрали на улице, спрашивали о партизанах. Из толпы фашисты отобрали партизанские семьи, загнали в сарай и подожгли помещение. Плач детей, крики взрослых не тронул души убийц. Вместе с Евфросинией Дмитриевной Ивановой погибли трое детишек. Среди уничтоженных была Евдокия Михайловна Леонова, а четверо ее маленьких детей остались живы. Не допустил расправы с ними солдат в немецкой форме, который был родом из Чехии. Он вывел малышей в кустарник, посадил там, приказав никуда не выходить. Таким же образом этот человек спас детей еще с одной семьи. Этот пример человеческой доброты и сочувствия среди насилия и ненависти обогревал людей, отзывался в их сердцах благодарностью.

Особенно тяжело приходилось местным жителям во время карательных экспедиций, которые оккупанты проводили против партизан. Каратели не только отбирали у людей их имущество, скот, продукты питания, но и чинили расправу над населением, сжигали деревни. В апреле 1942 была полностью сожжена деревня МЕжа, 362 двора, с хорошо оборудованными до войны больницей, школой, молокозаводом. Осенью этого года гитлеровцы опустошили Холомерский край. Огонь уничтожал дома и хозяйственные постройки, губил стариков, женщин, детей. Много людей было расстреляно, сожжено в Пальминском, Стадолищанском, Веречским Руднянским, Зайкавским, Марченским сельсоветах. Могилы жертв фашизма разбросаны по всему району. Села Синяки, Сечонка, Дорохи, Баркова, Низкие, Хартова — это адреса человеческого горя и ужаса.

Ужасная трагедия произошла неподалеку от деревни Мямли Хмельницкого сельсовета. В феврале 1943 немецко-фашистские захватчики проводили очередную карательную экспедицию против партизан. В ходе ее оккупанты рассчитывали полностью очистить от народных мстителей зону Витебск — Сураж — Невель. Партизаны с тяжелыми боями отступали в Щелбовские леса, где попали в кольцо блокады. Тут же собралось большое количество мирных жителей, которые спасались от карателей в лесах. После ликвидации «Суражские ворота» население из других уголков области, которое надеялась попасть в советский тыл, оказалось запёртым в этих местах. I, конечно, вырваться из окружения вместе с партизанами удалось далеко не всем из нескольких тысяч мирных граждан. Большинство стариков, женщин, детей были захвачены карателями и расстреляны.

Хозяйствование фашистов принесла Городокскому краю большие материальные потери. Оккупанты разграбили имущество 206 колхозов, 6 МТС, 1 машинно-тракторной мастерской, разрушили помещения и уничтожили оборудование 20 промышленных предприятий района. Отходя, фашисты взорвали в Городке клуб, кинотеатр, электростанцию, водонапорную башню. Исчезли сооружения Свято-Николаевского собора и еще одной церкви. В руинах лежал техникум механизации сельского хозяйства. Таким же была судьба большинства зданий школ, клубов, библиотек. В районе на время освобождения осталось 921 голова крупного рогатого скота из почти 31 тысячи. Более 11 тысяч лошадей насчитывалось до войны, за период оккупации их осталось 453. Из 209 тракторов сохранилось 30, из 34 комбайнов — 9, из 173 тракторных плугов только 26, а из 98 грузовых автомашин — ни одной. Самая же невыносимая потеря — люди, которые погибли в военные годы. В начале января 1944 года в Городке насчитывалось 3457 человек из 8100, что жили здесь накануне войны. Каждую семью коснулось черное крыло войны и оккупации, результатом чего стали загубленные жизни, сломанные и покалеченные судьбы, неизлечимые душевные раны.

План «Ост» предусматривал полное уничтожение отдельных народов. Такая судьба ждала евреев, которые издавна жили в Городке и в предвоенные годы составляли значительную часть его жителей. В первые дни войны некоторые из них двинулись в эвакуацию и смогли выбраться в наш тыл, большинство же осталась в оккупированном фашистами городе. Захватчики сразу обязали еврейское население носить на спине желтый кусок в виде круга, который пришивался к верхней одежде. Трудоспособных евреев заставляли убирать улицы, выполнять другие работы. В скором времени оккупанты совершили грабеж наиболее богатых еврейских семей. Немецкие солдаты вместе с полицейскими отбирали у людей имущество, лучшие вещи забирали себе, а остальные разрешали брать местным жителям. Отдельные из их числа охотно делали это, а многие отказывались.

Затем гитлеровцы и их пособники организовали погром, в ходе которого не обошли ни один еврейский дом. А в начале августа состоялась первая кровавая расправа с жителями-евреями возле села Березовка под Городком, остальных согнали в гетто, которое существовало 1,5 — 2 месяца. За это время оккупанты уничтожили все еврейские семьи, расстрел которых проводили на Воробьевых горах. Спастись довелось единицам. Чуть более 400 фамилий значится в списках погибших в августе — октябре 1941. Понятно, что убитых было больше. Сейчас трудно установить точную цифру жертв этого геноцида. В 1941 — начале 1942 гитлеровцы расстреляли также еврейское население в Езерище, уничтожили семьи Бравиных, Нахамчиных, Юдовиных, Зарексонов в селах Бычиха и Бескатово.

Горели в огне деревни.

За время оккупации немецко-фашистские захватчики уничтожили многие деревни, где жили партизанские семьи или население оказывало поддержку народным мстителям. У людей отбирали имущество, продукты питания, домашнюю скотину, убивали стариков, женщин, детей. Молодежь гнали на чужбину в качестве рабочей силы. 13 городокских деревень — Ахрамеева, Устье, Гумничына, Задобрые, Кавали, Казлы, Лапакова, Падранда, Петрачиха, Рудиха, Семенова, Читавуха, Яново — сжигались вместе с людьми и увековечены в хатынском мемориале.

Гитлеровцы разрушили 183 села. В послевоенное время не возродилось 35 из них. Исчезли обитаемые уголки, только пожарища с обугленными трубами напоминают о прошлой жизни. Люди не захотели селиться на опустошенных местах, где земля вобрала в себя слезы и кровь своих обитателей, погибших мученической смертью.