haradok.info

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Городка Общество

11.09.2017 09:03

363 просмотра

0 комментариев

«Государство нас просто сливает». Как женщины остаются без пенсии и без работы

Истории трех белорусок, которые столкнулись с трудовой дискриминацией. В Беларуси женщины все чаще жалуются на дискриминацию на работе. И хотя государственные органы утверждают, что проблема надуманная, специалисты Центра по продвижению прав женщин «Её права» с этим не согласны и приводят истории белорусок, которые остались без работы и господдержки в результате сокращения, сексуального домогательства и пенсионной реформы.

«Денег на пенсии нет, поэтому пожертвовать решили женщинами»

«У меня высшее образование, трое детей, — начинает свой рассказ Анна Строцева. — Первого ребенка родила, когда еще в институте училась. Потом работала, конечно. В разных фирмах, это еще было в 90-х. Когда родился второй ребенок, у него были определенные проблемы со здоровьем. Мы приняли решение, что ему нужно уделять больше времени, поэтому мне пришлось оставить работу. Забегая вперед, скажу, что мальчик у нас вырос отличный: с золотой медалью окончил лицей БГУ, побеждал на олимпиадах, у него даже благодарность есть от президента. Но таким он стал, потому что я с ним занималась».

Когда подрос третий ребенок, у Анны неожиданно заболела мать. «Она не могла подняться с кровати, — рассказывает женщина. — Конечно, ей нужна была помощь. А поскольку я была единственным ребенком в семье, вся забота легла на мои плечи. Полгода ушло, чтобы маме дали первую группу по инвалидности. И я сразу же стала на учет по уходу. Было это в 2009 году».

В июле этого года мать умерла. В общей сложности дочь присматривала за ней восемь с половиной лет. И даже подумать не могла, что в 55 лет останется без пенсии.

«За мою сознательную трудовую жизнь пенсионное законодательство менялось трижды, — говорит Анна. — Того стажа, который у меня есть, уже не хватает для получения пенсии, хотя раньше хватало! Так что у меня выбор либо работать сейчас еще 10 лет, чтобы догнать стаж, либо в 60 лет получить минимальную социальную пенсию, которую государство платит тем, кто вообще ни дня не проработал, то есть копейки».

Однако сидеть сложа руки Анна не намерена. Она продолжает переписку с госорганами и, если понадобится, готова даже пойти в суд.

«Я ведь не одна столкнулась с такой проблемой, — говорит собеседница. — Государство нас просто сливает. Понятно, что пенсионная реформа возникла, потому что нет денег, чтобы платить пенсии. И пожертвовать решили женщинами, которые воспитывали детей, ухаживали за своими родными. Где же тогда хваленая социальная ориентированность государства?»

«Я стала слишком неудобным работником»

Татьяна Филиппович десять лет проработала в МЧС, последняя должность — инженер по предотвращению и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Говорит, что работу свою любила. Чтобы повысить квалификацию, за свой счет отучилась в Командно-инженерном институте. Вопросов по службе к ней не было. До определенного момента.

«Случилось сексуальное домогательство на рабочем месте, — говорит Татьяна. — Начальник управления принял мою сторону. Конечно, ему уже доложили, что произошло. Я написала заявление в прокуратуру, но человек, который приставал, быстро написал заявление об уходе, поэтому решили не раздувать скандал».

Но проблемы на этом не закончились. Правоохранительные органы заинтересовались, на каком основании управление МЧС, где работала Татьяна, дает добро на перевод объектов из государственной в частную собственность.

«Нас начались проверять, тягать на допросы, — рассказывает Татьяна. — Руководство, конечно, пыталось быстро привести все документы в порядок. Ну, то есть повесить всю ответственность на подчиненных. И на меня тоже, но ничего не вышло, потому что, во-первых, я человек принципиальный, а во-вторых, меня официально не было на рабочем месте, когда происходило оформление документов. И я сразу стала неугодным работником. Вспомнили и скандал с домогательством, хотя я была пострадавшей».

Управление на тот момент возглавлял Дмитрий Бегун — тот самый, которого сейчас судят за взятки.

«Я была у него на приеме, но он и слушать меня не хотел, настаивал на увольнении, — говорит женщина. — Потом я записалась на прием к министру. Бегун это воспринял отрицательно, мне даже пришлось прощения у него за это просить. Пока я была на больничном, узнала, что меня все-таки уволили. И решила идти в суд».

Суд признал, что была нарушена процедура увольнения, но Татьяне отказали в праве восстановиться на работе. Женщина намерена дойти до Верховного суда.

«Военные не защищены от начальников-самодуров, — считает она. — Я десять лет отдала службе. Потратила свои деньги на специальное образование, которое в других сферах особо и не применишь. Потеряла здоровье, потому что работа была ненормированная. Потеряла связь с прежней профессией, ведь до МЧС я работала в медицине. Мне, по сути, пришлось с нуля начинать жизнь».

«Провести оптимизацию решили за счет декретниц»

Специалисты центра по продвижению прав женщин «Её права» рассказывают еще одну историю дискриминации сотрудницы в государственном ведомстве — Министерстве экономики.

«К нам обратилась женщина, которая работала юрисконсультом в одном из управлений Минэкономики, — рассказывает юрист центра Вероника Николайчик. — Находясь в декретном отпуске, Татьяна (фамилию специалисты не называли. — ред.) получила письмо с работы, в котором ее информировали, что принято решение перевести ее с должности консультанта на должность референта в связи с оптимизацией госаппарата».

Конечно, такой вариант женщину не устраивал: она теряла и должность (с юриста на секретаря, по сути), и статус госслужащего.

«Кроме нее, в отделе работало четыре мужчины, — продолжает Николайчик. — Так вот, им такого перевода не предложили, они остались при своем статусе и должностях. Кадровики фактически открыто заявили Татьяне, что в ведомстве проводится оптимизация за счет декретниц. Точно такие же письма получили ее коллеги, которые находились в отпуске по уходу за детьми. В отделе кадров заявили, мол, они все равно сидят дома, какая им разница, кем числиться. А уж когда выйдут на работу, тогда, может быть, что-то изменится».

Юрист обращает внимание, что это грубое нарушение закона: за женщиной, которая ушла в отпуск по уходу за ребенком, закреплено ее рабочее место, увольнять и переводить ее на другую должность не имеют права, исключение — ликвидация предприятия. Однако в Министерстве экономики посчитали иначе: Татьяну все-таки уволили, поскольку она не подписала согласие стать референтом.

«Как ей пояснили на работе, оптимизация проводится в соответствии с указом президента, на котором стоит гриф „Для служебного пользования“. Так что узнать критерии, по которым проводится эта оптимизация, Татьяне не позволили. Сказали только, что указ выше Трудового кодекса, — говорит юрист центра Лилия Волина. — Мы считаем такой подход дискриминационным. Татьяна намерена обратиться в суд».

Это не единичный случай обращения бывших госслужащих в Центр по продвижению прав женщин. Специалисты отмечают, что сокращение госаппарата за счет именно женщин-специалистов носит системный характер.

Если вы столкнулись с дискриминацией, вы можете обратиться в Центр по продвижению прав женщин «Её права» по телефонам: +375 17 327-77-27, +375 29 635-56-65, +375 33 675-56-65 или по электронной почте help@eeprava.by. Правовая помощь оказывается бесплатно.

Адарья Гуштын

Изображение носит иллюстративный характер. Фото verstov.info

http://naviny.by

Последние новости

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
  • список комментариев пуст