haradok.info

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Городка Общество

27.04.2019 17:44

843 просмотра

0 комментариев

Историю отдаленного села Городокского района с необычным названием Каверзы вспоминают его жители

Свыше полусотни километров до районного центра и всего десяток — до российской границы. Несколько больших улиц и лишь четыре престарелых жителя на все село. О том, что нынешним Каверзам уже вовсе не до каверз, можно понять даже по этой скромной статистике. Какие проблемы волнуют пенсионеров, которые практически одни остались жить на хуторах когда-то большой и красивой деревни?

Ответ на этот вопрос журналист «Р» искала вместе с председателем Городокского районного совета депутатов Светланой Зуевой, главой Межанского сельисполкома Ириной Косачевой, представителем территориального центра социального обслуживания населения Светланой Себриковой и участковым врачом-кардиологом Игорем Трофимовым.

Благословенные аистами

Неблизкий путь: от Городка до Межи, центральной усадьбы сельского Совета, — хорошая асфальтированная дорога, дальше, до деревни Каверзы, — вполне сносная гравийка. Дорожный указатель с наименованием деревни отыскать сразу не удается — он почему-то спрятался за кустами лозы. Поэтому «визитной карточкой» села для меня становятся останки старой фермы — высокие столбы из красного кирпича напоминают о том, что когда-то здесь ключом била производственная жизнь. Мои попутчики рассказывают: много лет назад тут выращивали ценную породу романовских овец. Глядя на остов бывшей фермы, я даже представляю себе красивые стада кучерявых барашков, пасущихся за околицей села.

Красиво... Но, увы. В Каверзах давно нет ни овец, ни коров — жители села покупают привозные молочные и мясные продукты. Из всей общественной живности — семья аистов на столбе при въезде в село. Вот и сейчас птицы хлопотливо курлычут, как будто подтверждая: деревенька, несмотря на свою малолюдность, по-прежнему жива. И обитатели ее — люди добрые, иначе бы аисты здесь не квартировали. На подворьях сельчан — куры да коты. Собак в Каверзах почему-то не держат: говорят, бояться некого. Да и лесные гости сюда не захаживают, несмотря на близость чащи. Улицы под названиями Сибирская, Полевая, Лесная... Сегодня географию села можно просчитать лишь по брошенным садам да очертаниям забытых усадеб. А на самом деле получается так, что состоит село из двух хуторов да нескольких дачных домиков.

Валентина КИРЕЕНОК к хуторской жизни привыкла, ее регулярно проведывает сын.

Гостям всегда рады

Ирина Косачева показывает: вот здесь раньше стоял магазин, в деревне был и свой клуб. На речке, которая делит деревню на две части, купались толпы ребятишек. Теперь даже летом тут тишина. Из четырех постоянных жителей трое находятся на обслуживании территориального центра:

— За пенсионерами закреплена хорошая соцработница, — поясняет Светлана Себрикова. — Со всеми нашла общий язык. Приезжает в Каверзы за семь километров. На служебном велосипеде по три раза в неделю. Помогает людям по хозяйству. Особого внимания тут требует семья Кондратьевых — хозяйка после перелома шейки бедра вынуждена передвигаться на инвалидной коляске, есть проблемы со здоровьем и у ее мужа. Люди они одинокие, поэтому без посторонней помощи не обойтись. А вообще, у нас по сельскому Совету около 70 подопечных в 21 деревне, их обслуживают 10 соцработников.

Пока мы едем к дому Кондратьевых, глава районного совета депутатов знакомит с ситуацией в целом.

— Каверзы можно считать среднестатистической деревней. Городокский район очень сильно растянут, здесь много малонаселенных деревень, — констатирует Светлана Леонидовна. — Из 340 сел в 53 вообще никто не живет, в полусотне зарегистрировано по одному жителю, а почти в двухстах насчитывается до 10 человек. Это огромная социальная нагрузка.

Петр КОНДРАТЬЕВ — старейший житель села.
Петр Иванович встречает у порога. Рад гостям и возможности поговорить. Пока медики в доме осматривают жену, вспоминает:

— Наше село когда-то было о-о-о-чень большим и красивым. Когда война началась, мне девятый год пошел. Уже взрослый. Мы с мальчишками озорниками были. Везде все успевали. И семьи даже в то время кормили. Как? А в-о-о-он там, на другом краю деревни, фашисты хлебопекарню соорудили. Сами они консервированный хлеб ели, а тут его выпекали из муки, смешанной наполовину с опилками. Для военнопленных. Грузили в машины и куда-то увозили по этой дороге (показывает рукой на перекресток. — Прим. авт.). Так вот, едет фашист и на губной гармошке тренькает, — разъясняет свою детскую схему собеседник. — А когда на развилке притормозит, мы незаметно сзади за кузов цепляемся — две-три буханки в кусты сбросим и сами спрыгнем. Смотришь — семья сыта, — Петр Иванович и сегодня гордится своими давними проказами. А вот почему так деревню назвали — знать не знает.

Воспоминания о военном лихолетье — самые тревожные. С болью в голосе рассказывает, как во время оккупации всех сельчан согнали в одно место. Посадили в машины и вывезли из деревни под конвоем. А когда жители Каверз вернулись домой, на месте своих хат обнаружили пепелища. Жить пришлось в землянках:

— Я вот эту хатку уже сам, женившись, строил. Супруга Розалия учительницей была, сюда по распределению приехала. Сам всю жизнь на тракторе отработал. Как сейчас живем? Автомагазин три раза в неделю под окна приходит, почту тоже привозят. Вот помощница наша, Ольга Шабеко, по дому справиться помогает. Живем!

Соцработник Ольга ШАБЕКО спешит на помощь.
Беседу прерывает доктор: надо заодно кардиограмму и Петру Ивановичу сделать. Тем более что он на ноги жалуется. Диагнозы обычные — возрастные. Но Розалию Федоровну сегодня в очередной раз пытаются всем миром уговорить поехать в больницу обследоваться детальнее, подлечиться и получить группу инвалидности. Как-никак человек уже пять лет прикован к постели. Пациентка же, несмотря на обещание доставить ее в ЦРБ и привезти обратно на «скорой», опять сопротивляется: на кого, мол, дом оставлю?

Восставшие из пепла

Свой непреклонный характер и у соседки Кондратьевых — Антонины Полтинко. Предложение воспользоваться помощью соцработника бабушка, недавно отметившая свое 79-летие, наотрез отметает:

— Я ж в деревне самая молодая (шутит.— Прим. авт.). Со всем сама справляюсь. Сын часто из Минска приезжает. Брат летом будет пару месяцев гостить. Зачем мне помощник?

И вправду, в доме и во дворе хозяйки — исключительный порядок. Никаких жалоб и просьб. Тем не менее давление измеряем, кардиограмму делаем. По итогам экспресс-обследования Игорь Трофимов корректирует ранее назначенное лечение. Перечень лекарств записан на листке, который у пациентки тут же забирает фельдшер Межанской амбулатории — все необходимые лекарства пенсионерке привезут на дом во время следующего визита.

Лекарства для Антонины ПОЛТИНКО привезут на дом.
— Не знаете, почему ваша деревня такое интересное название получила? — интересуюсь на прощание.

Антонина Александровна никаких особых деревенских каверз не припомнит. И потому главным каверзником считает того, кто это название и придумал. С сожалением вспоминает: приезжал к ним страховщик, который восхищался местными садами и предлагал переименовать село в Вишневку. Зря, что его не послушали...
Елена Бегунова

Последние новости