haradok.info

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Городка Общество

22.09.2019 07:35

233 просмотра

0 комментариев

Бьет — значит учит? Белорусской школе прививают ущербную идеологию

Надо защищать своих детей от эмоционального и физического насилия в школе. Даже еслируководитель страны говорит, что бить — это нормально.

Так что, учителям можно бить детей? Именно такой вопрос возникает после эмоционального комментария руководителем Беларуси инцидента в гомельской школе № 15. Там учительница грозилась ударить непослушного четвероклассника. Глава государства, по его словам, в такой ситуации и вовсе «голову бы отвернул щенку какому-то».

Фото с сайта fishki.net

Вопрос не в том, зачем руководитель страны вмешался в конфликт, решаемый на уровне директора школы, и раздул его до вселенских масштабов. Проблема в другом — мнение нашего главы государства далеко не всегда является верным, но у нас оно, к сожалению, чиновниками на местах приравнивается фактически к закону.

Лукашенко уже показал себя сторонником домостроевщины и мрачного средневековья, когда зарубил проект закона о противодействии домашнему насилию. Теперь же получается, что он выписал нервным учителям, использующим линейки и указки не по назначению, индульгенцию.

«Надо поступать по закону»

Известный репетитор Евгений Ливянт так не считает — индульгенцию, разрешающую бить детей, президент не выписывал:

«Если бы учителя применяли физическое насилие, родители стояли бы в очереди с заявлениями в милицию, но что-то я этих очередей не наблюдаю. Не надо представлять ситуацию более кошмарной, чем она есть. Надо разобраться и принять правовое решение. Это бы остудило многие горячие головы и среди учителей, и среди родителей, и среди детей. Градус напряженности в обществе понизился бы».

По мнению Ливянта, необходимо наконец разработать реальные работающие юридические механизмы, которые следует применять учителям в случае, если ребенок срывает урок:

«Понятно, все ситуации не пропишешь, но что делать в наиболее часто встречаемых, прописать законодательно возможно. Наш учитель не знает, что делать. Допустим, завуч заберет ребенка с урока, что делать дальше? В США был случай, когда на девочку шести лет полицейский надел наручники, потому что она громила всё вокруг. Так обезопасили и ребенка от самой себя, и окружающих от нее. У нас же никто не знает, как правильно поступать в такого рода конфликтах. А когда не знаешь, как поступать, надо поступать по закону».

«Официальное разрешение бить детей»

Психолог Лилия Ахремчик написала на своей странице в «Фейсбуке», что ей «больно жить в стране, где возвращают в школу учителя, который орет матом, таскает за ухо ребенка и агрессией учит разрешать конфликты».

Она отмечает, что «есть методы влияния, которые уважают личность. Но мы так погрязли в насилии, что из этой помойной ямы даже не в силах выглянуть».

«Мне больно жить в стране, в которой президент считает, что бить ребенка нормально (ребенка, которому 9 (!) и которого еще всему надо учить), что насилие в наших традициях, и официальный разбор ситуации заменяет высочайшим решением на основе своих ущербных убеждений», — написала Ахремчик.

Говоря о заявлении главы государства, что он бы «на месте этого учителя голову бы отвернул щенку какому-то», Лилия Ахремчик в комментарии для Naviny.by сказала, что по сути эти слова — официальное разрешение применять насилие в школах.

Психолог также обратил внимание, что из уст главы государства подобное звучит не впервые.

Действительно в 2018 году критика концепции проекта закона о противодействии домашнему насилию со стороны президента дала четкий посыл обществу — в семье и стране правит тот, кто сильнее, и ему решать, кого казнить, кого миловать.

«Хороший ремень иногда тоже полезен для ребенка. Не для всех, конечно. Виктор, как старший, часто получал от меня. Средний, Дима, уже видел, как Вите попадало, и ровненько стоял рядом. Младшего, ему 15-й год, я вообще никогда не наказывал: он этого не заслуживал...Это наша традиция, наша жизнь, и мы будем воспитывать так, как надо», — научал Александр Лукашенко белорусов рукоприкладству.

Давно доказана прямая взаимосвязь между тем, как воспитывали человека, и тем, как этот человек воспитывает своих детей — это так называемая межпоколенная трансляция. Как это работает, наглядно демонстрирует социальный ролик «Дети видят — дети делают».

Каждый из нас может остановить насилие

Всё в наших руках, говорит Лилия Ахремчик:

«Каждый может принять решение остановить порочный круг физических наказаний и применения морального насилия в семье. Это означает, что даже если вас били, вы можете для себя решить не бить детей ни при каких обстоятельствах и следовать своему решению», — отметила психолог.

Лилия Ахремчик выразила сожаление, что «при обсуждении проблемы насилия не слышен голос тех, кого не били в детстве и кто не бьет своих детей. Слишком много голосов людей, рассуждающих, что они выросли людьми, потому что их били, и так же воспитывают своих детей».

«Если взрослый бьет ребенка, если у него не разрывается сердце, когда маленький человек захлебывается от рыданий, когда его бьет родитель, этот взрослый так и не стал человеком», — уверена специалист.

Психолог подчеркнула, что любой плохой поступок ребенка и в школе, и дома требует разговора, разбора произошедшего, но не одномоментной эмоциональной реакции и наказания:

«Чтобы было так, а не иначе, для начала детей надо считать людьми. Мы же взрослых не уважаем, а детей вообще лишаем права на точку зрения, ошибку. Мы исходим ошибочно из того, что ребенок должен автоматически слушаться и не иметь своего мнения».

Надо защищать своих детей от эмоционального, физического насилия в школе, что бы ни говорил президент, подчеркивает Лилия Ахремчик:

«Конечно, надо пытаться наладить диалог с учителями, но при этом родителям стоит перестать бояться защищать своих детей. В наших силах добиваться, чтобы отношения в системе образования строились на правовых основах. Нельзя унижать и оскорблять, тем более бить детей ни дома, ни в школе».

«Жаль, что решения по ситуации в гомельской школе принимались на эмоциональной пене, а правовые механизмы не работали. Например, отец мальчика, над которым учительница держала парту и с которым говорила, употребляя мат, не написал заявление на этот счет. Учитель также не поступила в соответствии с правилами в ситуации нарушения дисциплины. Она вообще знала, как она должна была действовать?» — задалась вопросом психолог.

Елена Спасюк

https://naviny.by

Последние новости