haradok.info

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Городка Политика

21.04.2017 17:56

198 просмотров

0 комментариев

Ничего нового. Лукашенко надеется поднять экономику за счет «жима»

Белорусский руководитель объяснил свой консерватизм тем, что у страны нет денег на реформы. Но так мы никогда не вырвемся из ловушки бедности...

Выступая с посланием народу и парламенту 21 апреля, Александр Лукашенко произнес правильные слова о необходимости облегчить условия для бизнеса, уменьшить количество проверок, превратить Беларусь в IT-страну и т.п. Но эти сочиненные спичрайтерами тезисы преподносились как-то дежурно, скороговоркой, без вдохновения.

С оживлением же и пафосом официальный лидер говорил об административных рычагах, контроле и жесточайшем спросе (да, ну и еще о хоккее). Чувствовалось, что он глубоко верит именно в эти методы.

Свой консерватизм президент объяснил так: у Беларуси нет денег, чтобы рисковать и идти на реформы.

Тем самым Лукашенко невольно обозначил ситуацию порочного круга. Если оправдывать отсутствие реформ тем, что у нас нет на это средств, то страна никогда не станет богатой. Белорусы так и останутся в ловушке бедности.

Европе досталось по полной программе

Сегодня экономика в яме, это ежу понятно. Именно поэтому, надо думать, спичрайтеры поставили в начале выступления главы государства большой блок о сложной международной обстановке — в духе докладов на большевистских пленумах.

Лукашенко пространно говорил о террористических и прочих угрозах («Сегодня никто не может чувствовать себя в безопасности»), чтобы выгодно оттенить мир и стабильность в синеокой республике.

Налицо была попытка списать трудности экспорта на экономический национализм, протекционизм внешних игроков. Упомянув о барьерах со стороны Евросоюза, президент потребовал симметричных мер. Да уж, только торговой войны с ЕС (после того как с грехом пополам утрясли нефтегазовый конфликт с Россией) нам не хватало.

Вообще на европейской теме белорусский официальный лидер сорвался. Упрекнул деятелей Старого Света за то, что сами травят демонстрантов газом, а вот белорусскую власть критикуют за жесткое подавление протестов нынешней весны.

Чувствовалось, что они нанесли главе государства сильную психологическую травму. Это был, пожалуй, самый эмоциональный эпизод выступления: когда президент стал оправдывать суровые полицейские меры против уличной активности. Привел пример Украины: «Вы хотите и здесь дестабилизировать обстановку?»

В итоге Европе досталось по полной программе: за двойные стандарты, жадность по части выдачи денег, закрытость рынков: «Забаррикадировались и поливаете нас грязюкой». Прозвучал и прозрачный намек на возможность прищемить чертовых европейцев в ответ: «А если я вас завтра прикрою на своей границе?»

В общем, стало пронзительно ясно: Лукашенко и Европа — это разные миры. И как бы ни подталкивали обстоятельства к геополитическому маневрированию, Запад с его ценностями останется для нынешнего белорусского руководителя непонятным и по большому счету опасным.

Апофеоз администрирования

Показательно, что все связанные с западным влиянием слова — «реформаторы», «либерализация», «МВФ», «приватизизация» — официальный лидер последовательно употреблял в негативном контексте.

В частности, высмеяв министра торговли за рассуждения о необходимости сделать ставку на развитие конкуренции, Лукашенко напутствовал его фразой: «И никакие реформаторы и МВФ вам не указ. Контролируйте ценообразование... Не слушайте никого, кто будет убеждать вас в необходимости либерализации».

Походя поругав реформаторов, президент подчеркнул: «Не надейтесь ни на какую приватизацию».

Своей ставки на административные методы Лукашенко не скрывал, напротив — козырял ею: «Могу обещать только одно — с моей стороны жим на исполнительные органы и все ветви власти будет только усиливаться».

Коснувшись болезненной темы декрета № 3 (того самого, спровоцировавшего «марши дармоедов»), президент подчеркнул, что документ плохо реализовали на местах, и заключил: «Нужна новая концепция — заставить каждого работать. И мы имеем этот опыт — опыт советских времен».

Вся же обозримая перспектива для народа свелась к повторению задачи обеспечить в нынешнем году тысячу рублей средней зарплаты.

Ни слова о свободе

Говоря о готовящемся пакете прогрессивных нормативных актов для бизнеса, Лукашенко заявил: «Мы примем революционное решение, но я боюсь, чтобы мы не создали в результате хаотичную обстановку, не породили броуновское движение, не потеряли управляемость в экономике — считай, то же самое, что в государстве».

Фактически это откровение и объясняет, почему все преобразования у нас делаются по принципу отсекания хвоста частями. Зашкаливает фобия: как бы не пошатнуть систему.

Ну о какой свободе для бизнеса можно вести речь, например, если тут же звучит установка, что запрещается увольнять работников без разрешения исполкома?

При этом Лукашенко убеждал, что Европа и Америка сами отказываются от либеральной модели развития, которую сейчас навязывают Беларуси. Воспевал активную роль государства, сильную власть.

Да, но у нас — уж куда сильнее. Так держит все сферы, что ни дохнуть ни охнуть. Однако страна не развивается, а деградирует.

Чего мы не услышали? Мы не услышали ничего о демократизации, развитии политической конкуренции, прозрачных выборах. О ценности свободы.

А это ведь не пустой идеализм. И митинги — не самоцель. Где нет свободы в широком смысле — там не построишь богатую жизнь.

Александр Класковский

http://naviny.by


Последние новости

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
  • список комментариев пуст