haradok.info

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Городка Политика

19.01.2018 13:06

2106 просмотров

3 комментария

«Система стала антигражданской, чиновники и суды заняли круговую оборону»

Как изменить ситуацию с вынесением незаконных приговоров и заставить госорганы давать ответы по существу. Об этом интервью с юристом Тамарой Сергей. Белорусская система правосудия сегодня заточена на обвинительный приговор, работает с огромным количеством нарушений и ошибок, за каждой из которых — судьба конкретного человека и его семьи.

Фото Марата Горевого

Примеры халатного отношения к своим обязанностям, предвзятости со стороны следственных органов и прокуратуры и безразличие, нежелание глубоко копать со стороны суда все чаще всплывают в ходе рассмотрения резонансных дел, за которыми пристально следят журналисты.

И даже трудно себе представить, что происходит на судах, которые журналисты не посещают, а ведь таких процессов — большинство.

На скамью подсудимых попадают и невиновные люди, но доказать это, опротестовать несправедливый приговор практически невозможно, даже если дело, как говорится, шито белыми нитками. Система редко дает сбои.

Чтобы прошибить эту стену, необходимо недюжинное упорство и терпение, потому что борьба за справедливость может занять годы. Об этом не понаслышке знает юрист Тамара Сергей, которая вместе с активистками Гражданской инициативы против беззакония в судах и прокуратуре уже много лет добивается пересмотра незаконных приговоров.

О том, как изменить ситуацию и что для этого необходимо, Тамара Сергей рассказала в интервью Naviny.by.

 Сколько дел с незаконными, на ваш взгляд, приговорами сейчас находятся на контроле вашей инициативы?

— У нас около 30 кейсов, но не все активные. Во многом это связано с тем, что многие родственники осужденных являются зависимыми людьми, работают по контракту, и мы с пониманием относимся к их ситуации.

Наш актив — пенсионеры. В течение 2017 года представители нашей инициативы задерживались сотрудниками силовых структур, над нашими активистками шли судебные процессы. Неоднократно привлекалась к административной ответственности Любовь Санкевич, например.

Недавно на суде второй инстанции мы смогли отбиться от трех административных дел против меня, Любови Санкевич и Валентины Коваленко (мы вышли на площадь в день рождения председателя Верховного суда Валентина Сукало и просили его отставки). Председатель Минского городского суда отменил постановление районного.

Фото gazetaby.com

У нас есть дело Андрея Федоровича, который отбывает наказание по ч. 3 ст. 328 Уголовного кодекса. Материалы его дела показывают, что у человека не было умысла реализовывать маковую соломку, которую он приобрел для себя у бабушки в деревне. И только за факт наличия у него этой маковой соломки он получил 9 лет лишения свободы. Характерно, что этот человек отбывал и ранее наказание по ст. 328 за приобретение и хранение без цели сбыта.

И Федорович написал около 40 жалоб в надзорные органы. Его мать 79 лет говорит, что, по сути, отбывает наказание вместе с ним. Она давно живет за счет пенсии, оплачивает госпошлины при направлении жалоб (46 рублей за каждую), собирает ему передачи. Я лично писала Федоровичу и объясняла, что нет смысла писать, потому что никто с его жалобами не разбирается, в стране не реализуется наше право на ответ по существу из госорганов. Однако он продолжает писать и писать, а на все жалобы получает отписки. Я, как и его мать, опасаюсь за его состояние.

Наши суды сориентированы на обвинение, доля оправдательных приговоров незначительна — 36 из более 20 тысяч за первое полугодие 2017-го. Это ничтожная доля от того, что могло бы быть, если бы у нас был независимый суд.

— Есть мнение, что это во многом связано с качественно проведенным следствием...

— Мне просто смешно это слышать. Недавно я смотрела два дела по ст. 328 Уголовного кодекса. Сразу скажу, что считаю распространение наркотиков тяжелым преступлением и согласна, что наказание должно быть строгим, но при этом законным и справедливым! Итак, я посмотрела дела, и мне стало очевидно, что уже во время следствия дана не та квалификация совершенным преступлениям. В результате этого люди осуждены не по той части статьи, они получили более жесткое наказание.

Опыт показывает, что если человек виновен, следствие и суд делают всё, чтобы преступление было квалифицировано как более тяжкое. Я не знаю, зачем это делается. Может быть, это дает какие-то бонусы на службе?

— Возможно, более эффективным было бы ходить на приемы в соответствующие органы?

— Мы этим активно занимаемся. Были на приеме у главы Администрации президента Натальи Кочановой 19 января 2017 года и передали ей надзорные жалобы и ответы на них, которые, по сути, являются отписками.

25 октября был последний прием в прошлом году, мы ждали целый день, хотя нас на прием не записали. Тем не менее, она нас приняла. Мы снова оставили ей жалобы, по которым снова получили отписки. Круг замкнулся, снова надо начинать все сначала, и когда мы достучимся, неизвестно. Поэтому слова Конституции страны о том, что в нашем государстве человек и его права являются высшей ценностью и целью, звучат для нас как издевательство.

Пикет с требованием создания независимой общественной комиссии по пересмотру уголовных и гражданских дел. 21 апреля 2011 года

Мы пытались попасть на встречу к Григорию Шлыку, который возглавляет управление по работе с обращениями граждан и юридических лиц Администрации президента, но он отказывает нам в приеме. Так было в последний раз и 10 января 2018 года, но мы все-таки пришли. И знаете, нам сказали, что прием ведется, хотя в приемной не было ни одного человека! Это означает, что людей попросту не записывают. С таким я никогда не сталкивалась. Как видите, работа с гражданами тоже совершенствуется.

В письменных ответах Администрации президента прослеживается одна мысль — ведомство не имеет права вмешиваться в деятельность органов суда и прокуратуры. Однако в Администрации мы не оспариваем судебные постановления, а просим восстановить конституционное право на то, чтобы государственные органы, а также должностные лица рассматривали обращения и давали ответы по существу в определенный законом срок. Это право повсеместно нарушается в нашей стране.

А это особый вид права, соблюдение которого гарантирует всем серьезное разбирательство различных обращений. Если право не реализуется, то разбирательство не проводится, люди получают ответы-отписки.

Мой опыт показывает — в Беларуси не реализуется право граждан на то, чтобы государственные органы, а также должностные лица рассматривали обращения и давали ответ по существу в определенный законом срок.

Поэтому когда я читаю, что такое случается, например, когда кто-то обратился к председателю Верховного суда или генеральному прокурору с жалобой на приговор, и он был сразу пересмотрен, у меня это вызывает удивление. Когда суд первой инстанции осудил, а второй подтвердил этот вердикт, в период надзорного производства восстановить свои права практически невозможно.

Государственная система стала антигражданской, чиновники и суды заняли круговую оборону, и все попытки ее пробить мирными средствами стали нерезультативны. Есть успехи, когда людей оправдывают в первой или второй судебной инстанции, а вот на стадии надзорного производства практически нет.

— Naviny.by недавно рассказывали историю Владимира Подзорова, признанного виновным в распространении наркотиков (ч.ч. 2 и 3 ст. 328 УК), прокуратура вынесла протест, дело направили на новое рассмотрение. И его оправдали.

— Его мама на протяжении трех лет пыталась восстановить права своего сына, и у нее ничего не получалось. Потом она вышла на нас. Мы тогда назывались группой женщин, потерпевших от особо тяжких преступлений, не согласных с решениями судов по своим гражданским делам и уголовным делам близких. У матери была та же проблема, о которой я говорила выше — на стадии надзорного производства ее сын не получал ответы по существу на вопросы, поставленные в его надзорных жалобах.

Пикет против нарушения чиновниками прав граждан. 6 декабря 2010 года

Это было в 2010 году. 6 декабря 2010 года мы вышли на пикет в день открытия 4-го Всебелорусского собрания с одним требованием — восстановить право на ответ по существу. Потом мы несколько часов пробивались во Дворец Республики. В результате к нам вышел Владимир Макей, который занимал тогда пост главы Администрации президента, и мы попросила о личном приеме.

Выступая на собрании 7 декабря, Александр Лукашенко упомянул, что ко Дворцу Республики приходила группа женщин, не согласных с решениями судов по их гражданским делам и уголовным делам близких.

«Я попрошу главу Администрации президента, чтобы эти вопросы были переданы генеральному прокурору. Думаю, Григорий Алексеевич (тогда генпрокурором был Григорий Василевич. — ред.) в течение недели разберется с этими вопросами», — сказал Лукашенко.

Мы оказались на приеме у главы Администрации 10 декабря и занесли коллективное обращение. На тот момент у нас было 26 кейсов, мы принесли 26 файлов, в каждом из которых был приговор или решение, надзорная жалоба и ответы на нее. Владимир Подзоров был одним из 26. В результате было шесть оправдательных приговора, включая Подзорова, и три переквалификации.

Важно, что тогда запустился механизм пересмотра дел по всей стране. Я могу судить об этом, потому что мне звонили, чтобы поблагодарить, освободившиеся из колонии люди, которых я вообще не знала.

При том, что Генеральная прокуратура выносила очень много протестов, многие из них были отклонены Верховным судом. Судебная система не могла допустить, чтобы этот процесс продолжился.

— Почему?

— Было бы выявлено огромное количество ошибок и нарушений. Это бы продемонстрировало, что судебная система не является независимой и у нее много проблем.

А затем в сентябре 2011 году заместитель председателя Верховного суда Александр Конюк получил должность генерального прокурора. Процесс пересмотра дел резко затормозился, количество протестов прокуратуры уменьшилось. На мой взгляд, сегодня Генеральная прокуратура как надзорный орган не отвечает современным потребностям и не выполняет свои задачи.

— Однако не все ведь упирается в проблему ответов по существу, о которой мы с вами говорили?

— Если должностное лицо, начиная с председателя колхоза и заканчивая президентом, будет давать ответ по существу, это будет значить, что ситуацию рассмотрели соответственно нормам закона. А ответ означает, что если человек прав, ситуация будет исправлена, его права восстановлены.

Мой опыт показывает, что проблема игнорирования законности затрагивает все сферы общественной жизни, не только суды.

— Если ничего не меняется, значит, властям выгодно такое положение вещей.

— Возможно, но на дальнесрочную перспективу такая ситуация может грозить потрясениями для государства и общества. Проблему беззакония сегодня может решить глава государства Александр Лукашенко, для этого у него есть все полномочия. Он как человек может не желать разбираться в этой ситуации. Однако как президент он не имеет права игнорировать нарушение прав граждан, являясь их гарантом.

И в связи с этим мне непонятно, почему Александр Лукашенко, который хочет сохранить власть, допускает создание напряженности в обществе и позволяет чиновникам массово заниматься отписками. Может быть, его информируют под другим углом, например, делая акцент на то, что никто не имеет права вмешиваться в деятельность судов.

А может, дело в том, что у нас построена такая система, при которой он не зависит от воли народа. Возможно, он считает, что напряжение в обществе — это неважно, а когда оно достигнет высокого уровня, у него хватит на всех дубинок.

Елена Спасюк

http://naviny.by

1 оценка 2.0

Последние новости

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
  • #1785 19.01.2018 23:52 @ николай

    КОЛЯ НЕ СПИТ, ЧИНОВНИКИ БЕСПРЕДЕЛЬНИЧАЮТ..???

    Как я считаю, я столкнулся с ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППОЙ (ОПГ) СУДЬИ ЛИПСКОЙ. Я считаю, что ОПГ судьи Липской с корыстной целью организовала судилище Липской, вынесла заведомо незаконное судебное решение и путём воровства, грабежа, порчи имущества, нанесения вреда здоровью нанесла мне ущерб в 2,0 млн. рублей. Мои жалобы на действия ОПГ судьи Липской в прокуратуру, милицию, следственный комитет и администрацию президента не увенчались успехом, так как они отказались проверять мои очевидные и неоспоримые доказательства преступлений ОПГ судьи Липской. По моему мнению, у нас в стране часто не признаются конституционные права граждан, и дело правит правовой беспредел. При правовом беспределе ни одно государство нормально существовать не может. Даже у бандитов есть свои законы, которые они соблюдают, не соблюдающих их законы называют отмороженными. Насколько верно или ошибочно моё мнение я хочу, чтобы ответили ВЫ. В тоже время я понимаю, что члены ОГП Витебского судьи Липской создали своё благополучие и своих детей и внуков за счет ограбления меня и подобных. Я хочу, что бы дети и внуки членов ОПГ знали, что их благополучие построено на ограблении меня, моих детей и внуков. Члены ОПГ избегали открытого и публичного светского суда, поэтому я считаю, будет правильным, когда мои потомки С ПОМОЩЬЮ ВЫСШЕГО СУДЬИ потребуют возмещения, нанесенного мне вреда сторицей с потомков членов ОПГ судьи Липской. ЗА ГРЕХИ ЧЛЕНОВ ОПГ СУДЬИ ЛИПСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ДОЛЖНЫ НЕСТИ ИХ ПОТОМКИ.

  • #1786 20.01.2018 08:43 @ [ нет имени ]

    Новое развлечение,лучше бы дискотеку организовали.Кому За 60.

  • #1790 20.01.2018 22:03 @ [ нет имени ]

    Мы , которым за 60 можем не только дискотеку организовать, но и подискутировать о проблемах Беларуси. Вы же многие кому за 20 не можете заработоть на свою достойную жизнь

  • #1783 19.01.2018 19:02 @ николай

    комментарий был удалён администратором.