haradok.info

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Городка Политика

26.03.2018 11:37

1528 просмотров

0 комментариев

Столетие БНР в Минске. Остров бело-красно-белых флагов у оперы и хапун на Коласа

Белорусские власти вынуждены давать некий простор национальной идее, но при этом боятся политической активности сознательных граждан... Сегодня в белорусской столице разворачивались две параллельных реальности — мирному торжественному празднованию столетия Белорусской Народной Республики у Большого театра предшествовал хапун на площади Якуба Коласа. А по большому счету хапун (и не только в Минске) начался загодя.

На разрешенные властями митинг и концерт — «Свята незалежнасці» на Троицкой горе, у оперного, собралось много людей (лидер движения «За Свободу» Юрась Губаревич оценил их число в двадцать тысяч). Запрещенное же шествие было подавлено в зародыше.

Тем самым белорусский режим, вынужденный лавировать в непростых внешних и внутренних условиях, четко обрисовал границы дозволенного для тех, в ком видит источник политической опасности.

Да, по сравнению с разгоном прошлогоднего Дня Воли налицо некий прогресс. Но прогресс весьма условный. Власть остается такой же недемократичной, репрессивной. Вместе с тем, она вынуждена дозировать жесткость и приоткрывать какие-то клапаны в системе.

Лукашенко и «свядомыя»: старые счеты

При том что «Свята незалежнасці» разрешили, вертикаль постаралась уменьшить его масштабы. Кое-где провели разъяснительные беседы со студентами, предупредили служивый люд вроде МЧСников: мол, мероприятие не вполне в духе официальной идеологии, желательно там не светиться.

Смуту в умы чиновников внес за несколько дней до юбилейной даты и Александр Лукашенко, высказавшись о БНР в достаточно нелицеприятном духе: «Хорошая это страница в нашей истории? Наверное, не совсем».

Хотя перед тем было очевидно, что сверху дана отмашка на достаточно лояльное отношение к празднованию в разрешенных рамках. Мероприятия, к слову, разрешили не только в Минске у оперного, но и еще в ряде городов.

Вероятно, строгий спич Лукашенко в какой-то степени был рассчитан на успокоение Москвы: вот видите, я тут не спелся с националистами, как кое-кто у вас там кричит, обвиняя в «потакании необандеровцам».

Но при этом нетрудно заключить, что белорусскому руководителю в принципе тяжело дается отход от советской идеологической матрицы. Есть и момент застарелой неприязни к политическим антиподам — тем, кого он привык презрительно называть «свядомыми» и «нацменами».

На встрече с творческой молодежью в Минске 21 марта Лукашенко открестился от своих политических оппонентов, перемежая русскую речь с белорусской: «Сейчас, я слышу, БНФ современная (…) параллели проводит: вось Лукашэнка, вось мы БНФ, сёння Лукашэнка робiць тое, што мы казалi. Да господь с вами. Вы только и делали то, что казалi и настраивали русских, украинцев и других против себя. (…) А Лукашэнка гэта рабіў без гвалту».

Сторонников марша зачистили

Как бы то ни было, легальный фестиваль у Большого театра власти даже биотуалетами обеспечили, освободили организаторов от оплаты ряда услуг. А вот с теми, кто, апеллируя к конституционному праву, призывал на неразрешенное шествие, церемониться не стали.

Силовики сработали так, чтобы шествие не состоялось в принципе. Превентивно задержали в Минске и регионах тех, кого определили как заводил, потенциальных бузотеров. И уже на самой площади Якуба Коласа сегодня около полудня упаковали в автозаки несколько десятков тех, кто пытался поднять флаги, плакаты, да и просто подозрительных с точки зрения ОМОНа субъектов (включая некоторых журналистов).

Вообще-то после прошлогоднего подавления «дармоедских» протестов белорусские власти закулисно пообещали нахмурившей брови Европе, что постараются более толерантно строить отношения с несогласной частью общества. И сегодня ОМОН на Якуба Коласа действовал хоть и энергично, однако без излишне брутальной картинки. Кандидатов на помещение в автозак брали под руки, но не волокли. Когда пишутся эти строки, приходят сообщения, что задержанных отпускают из милиции.

Разделяй и властвуй

В целом же в контексте юбилея БНР власти попытались применить в отношении оппозиции классический принцип «Разделяй и властвуй!» И в какой-то степени преуспели.

Когда одним разрешили митинг и концерт, а другим запретили шествие (и тем более когда стали брать его организаторов), среди оппозиционной публики заполыхал спор: а нравственно ли «плясать у оперного», когда настоящие борцы в неволе?

Контраргументы же были таковы: это не пляски, а вполне себе идейный митинг с художественной частью; не нужно подставлять людей под дубинки в праздничный день; радикалы, мол, сами полезли на рожон; для протестов можно найти другие поводы и дни.

В принципе этот раскол в оппозиции (на, условно говоря, реалистов и «штурмующих небо») возник давно, и впредь он будет лишь более непримиримым. Задержанный сегодня по выходе из дому (и позже посаженный отбывать десять суток) Николай Статкевич, вождь более радикального крыла, уже объявил свой Белорусский национальный конгресс единственной подлинной оппозицией, остальную же назвал концертной, имитационной.

При этом очевидно, что улично-протестная оппозиция совсем немногочисленна и не имеет более-менее серьезных структур (хотя бы таких, как правоцентристы). Ее марши не выполняют декларированную функцию давления на режим. А ее лидеры в последнее время попали под жесткую критику — за негибкость, догматическую приверженность схемам 90-х годов — со стороны более молодой и прагматичной части оппозиционной публики, призывающей выходить из гетто.

Однако в смысле политическом (если понимать политику как соревнование за власть) режим не выпускает из гетто никого. Свежий пример — недавние местные выборы, на которых оппозиционеры пролетели как фанера над Парижем. Лукашенко наверняка не даст соперникам разгуляться и на грядущих президентских выборах, в бюллетень для голосования попадут только сугубые спарринг-партнеры.

Так что на сегодня не могут убедительно доказать преимущество своей стратегии ни сторонники участия в выборах, малых дел (вариант: мирных перемен), с одной стороны, ни адепты бури и натиска — с другой.

В идеале оппозиция должна сочетать давление на власть через улицу с легальными возможностями электоральных кампаний и просветительной работой. Но для этого нужно больше толерантности внутри самой оппозиции и больше влияния на электорат. Пока слабо и с тем, и с другим.

Власть боится политической активности

Со своей стороны, белорусское руководство понимает: чтобы «русский мир» не поглотил Беларусь, нужно укреплять национальный дух, патриотизм. Но при этом властям хотелось бы иметь послушный, управляемый, стопроцентно лояльный режиму патриотизм.

Однако попытки вывести такое явление в казенных пробирках оказались не слишком удачными — в итоге появляются только анемичные структуры вроде «Белой Руси» да БРСМ.

Неформальные же патриоты, стоящие на почве национальной идеи, в массе своей стоят и в оппозиции нынешнему политическому режиму. Их идеал — демократическая европейская Беларусь.

К слову, в этом плане видно огромное различие между Беларусью и Россией. Кремлю удается играть на великодержавных струнах, тамошние патриоты в массе своей поддерживают Путина и «Крымнаш». Беларусь — не империя, у нас патриот во многих случаях является и убежденным противником нынешней авторитарной власти.

И вот эту коллизию Лукашенко разрешить по большому счету не в силах. Потому его политика мягкой белорусизации и впредь будет непоследовательной, фрагментарной.

Власть немного расширяет границы той резервации, в которую сама же загнала «свядомых», но при этом жестко контролирует, кабы чего не вышло. Кроме всего прочего, Минск опасается раздражать Москву, которой мерещится здесь разгул национализма по украинскому сценарию.

Продвигать белорусскую идею всеми средствами

При этом не выглядят глубокомысленными критиками те, кто бросает камни в организаторов «Свята незалежнасці» за то, что они якобы на подтанцовке у власти. Оппозиции и активистам гражданского общества логично использовать даже скромные новые возможности для укрепления национального самосознания, продвижения белорусской идеи в массы.

Пока с этим большая проблема. Да, довольно большое число людей у оперного (и само получение этой площадки, что может стать традицией) — это успех. В центре столицы сегодня возник большой остров бело-красно-белых флагов, которыми можно было размахивать, не боясь попасть «на сутки». Это сильный позитив для белорусов, стоящих на почве национальной идеи.

Но вместе с тем очевидно, что столетие БНР стало событием лишь для относительно узкого слоя политизированной публики, критично настроенной по отношению к нынешней власти.

Масса белорусов равнодушна к дате и вообще слабо знает или вовсе не знает историю зарождения нашей государственности. Здесь — непаханое поле для культурно-просветительной работы, которую можно вести в легальных формах.

Однако никуда не денется главная внутриполитическая коллизия Беларуси, связанная с недемократичностью созданного первым президентом режима. Чтобы упрочить независимость, нужно строить общество свободных сознательных граждан. И до такой Беларуси еще ой как далеко. Что показал и нынешний контрастный День Воли.

Александр Класковский

http://naviny.by

1 оценка 5.0

Последние новости

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
  • список комментариев пуст