haradok.info

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Городка Политика

23.02.2019 07:55

525 просмотров

0 комментариев

Лукашенко откроет «страшную тайну» в апреле

А пока глава Центризбиркома снова поделилась своими политическими фантазиями и аллюзиями, заинтриговала фразой о вероятном изменении Конституции... Те, кто думал, что сегодня председатель Центризбиркома скажет наконец, когда какие выборы у нас пройдут, оказались разочарованы. На видеобрифинге Лидия Ермошина всего лишь назвала удобную с ее точки зрения дату для одной из кампаний — 1 декабря нынешнего года.

Поскольку «у нас сложилась практика, что президентские выборы не совмещаются ни с какой другой кампанией», Ермошина прогнозирует, что «какая-то из кампаний будет в этом году, следующая — в 2020 году».

По закону, как известно, выборы депутатов Палаты представителей должны пройти не позднее 10 сентября 2020 года, президента — не позднее 30 августа 2020 года. То есть дедлайны почти совпадают. Ранее председатель ЦИК не раз заявляла: кампании лучше развести во времени, чтобы не политизировать общество чересчур.

На брифинге 22 февраля Ермошина предположила, что «тайна будет открыта во время конституционного послания главы государства в апреле».

Туман почти не развеялся

Вообще эпиграфом к этому брифингу можно поставить мем «Но это не точно». Зачем вообще нужно было проводить мероприятие, если туман почти не развеялся?

Не только ради галочки, считает политический обозреватель Павлюк Быковский. В комментарии для Naviny.by аналитик отметил: вертикали важно сориентироваться, когда можно идти в отпуск, а когда — быть наготове.

По мнению Быковского, властям было бы удобнее провести сначала президентские выборы. Ведь пока «ситуация контролируется, запланировано повысить пенсии и зарплаты бюджетникам».

Между тем Минску предстоит договариваться с Россией о новых ценах на газ с 2020 года. А это, считает собеседник, может привести к порче отношений с Москвой, появлению на российских телеканалах новых неприятных для белорусского руководства сериалов типа «Крестного батьки» (2010 год). Так что и с этой точки зрения спокойнее для Лукашенко было бы провести президентские выборы пораньше.

Стоит, правда, отметить, что есть и такая точка зрения: белорусский официальный лидер не любит, когда его подозревают в неких фобиях, хочет выглядеть сильным и несуетным. Потому и с «выборами себя», как иронизируют политические недруги, пороть горячку не станет.

Насколько важна очередность кампаний?

В общем, очередность кампаний пока остается загадкой. В оппозиции преобладает мнение, что сначала пройдут все же выборы в Палату представителей.

В таком случае оппоненты Лукашенко получили бы возможность для «мобилизации, разминки, тренинга структур» перед президентской кампанией, отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

Вместе с тем, среди самих оппозиционеров бытует версия, что если парламентские выборы состоятся раньше, то власти не рискнут пропускать в Палату представителей оппонентов режима, чтобы не давать им удобный плацдарм для участия в президентской кампании.

А вот если последовательность будет обратной, то наверху, обеспечив очередную победу действующему руководителю, могут слегка расслабиться, расщедриться — и сделать широкий жест, нелишний для отношений с Западом: дать несколько мандатов умеренным представителям условного демократического лагеря.

Показательно, что во всех этих рассуждениях инициатива априори отдается в руки правящего режима.

«Последовательность кампаний для оппозиции не так уж важна. В рамках нынешней политической системы у оппозиции нет легальных механизмов для успеха ни на парламентских, ни на президентских выборах», — считает Карбалевич.

И снова намек на изменения в Основном законе

К тому же сегодня Ермошина дала понять, что до очередных выборов изменений в избирательном законодательстве не будет, «этот вопрос отложен».

При этом она обронила интригующую фразу: «...Поскольку в обществе, и прежде всего в верхушке, в элите, существует мнение, что, возможно, придется менять Конституцию, избирательное законодательство пока решили не менять».

Это заявление способно спровоцировать новую волну спекуляций, что, вот, Лукашенко хочет сделать срок полномочий семь лет, будет референдум и пр.

Такие разговоры были популярны год назад. Апокрифическая версия гласит, что глава государства даже готовился анонсировать референдум в выступлении с посланием в апреле 2018 года, но армянская революция спутала-де карты. «Нам сейчас не до референдума», — несколько двусмысленно заявил тогда Лукашенко с трибуны Овального зала.

Слова Ермошиной, что идея изменить Конституцию бродит «в элите» — скорее всего, эвфемизм. Такие вопросы в Беларуси может ставить один человек. И Лукашенко в последние годы несколько раз туманно рассуждал, что не мешало бы в перспективе усовершенствовать Конституцию.

«Кроме увеличения срока президентских полномочий, других причин для изменения Конституции не вижу», — говорит Карбалевич. При этом он допускает, что на референдум (если не вдаваться в рассуждения, насколько он вероятен) «могут навесить» и другие вопросы «в качестве маскировки».

Быковский, со своей стороны, считает, что изменение Основного закона вряд ли стоит в повестке дня властей. Во всяком случае, подчеркивает обозреватель, нет никаких утечек из структур, которые обычно причастны к разработке важных законопроектов.

Документ из ЦИКа пылится в шуфлядке

Так или иначе, вряд ли для Лукашенко это критично — сделать себе семилетний срок вместо нынешнего пятилетнего.

С одной стороны, почему бы не пойти путем других постсоветских политических аксакалов? Реже будут «политические вакханалии», как явно без любви назвал сам Лукашенко избирательные кампании.

С другой стороны — вопрос о семилетнем сроке априори непопулярен, может вызвать ропот населения. Зачем будить лихо? Машина «элегантных побед» работает исправно, можно без риска проштамповать очередную пятилетнюю каденцию.

Не исключено, что Ермошина упомянула о возможном изменении Конституции прежде всего в порядке самооправдания. Ведь иначе получается, что официальный лидер в грош не ставит ЦИК.

Еще два года назад группа под руководством самой Ермошиной разработала пакет неких предложений об изменении избирательного законодательства (с частичным учетом пожеланий ОБСЕ). А президенту, похоже, все недосуг полистать пылящийся где-то в его шуфлядке документ. Ни ответа ни привета. Ноль ясности со сроками и очередностью кампаний.

В итоге председатель ЦИК вынуждена раз за разом скармливать журналистам свои политические фантазии.

Зачем что-то менять?

А может, президент ту бумагу и пробежал глазами, но решил, что есть дела поважнее. И вообще — зачем что-то менять? Запад перетопчется. Тем более что он перешел на рельсы прагматичного сотрудничества и свои заклинания о демократии приглушил.

Оппозицию тем более нечего баловать. Она маргинализована и утратила прежнюю поддержку того же Запада.

Народ? Так страна ведь удачно подморожена. Народ дремотен, не бредит майданом.

И вот чтобы он не электризовался, кампании, скорее всего, и впрямь разнесут во времени да срежиссируют нарочито скучно.

Александр Класковский

https://naviny.by

Последние новости