haradok.info

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Городка Политика

21.04.2019 09:12

337 просмотров

0 комментариев

Лукашенко оценил Куропаты с «Линии Сталина»

Защитники Куропат и власти не найдут общего языка, пока не изменится политический режим и злодеяниям эпохи сталинизма в Беларуси не будет дана принципиальная оценка...

Ситуацию вокруг Куропат Александр Лукашенко прокомментировал 20 апреля после субботника на «Линии Сталина». Хотел президент или нет, но получилось символично: ведь в Куропатах лежат жертвы сталинской системы.

Фото пресс-службы президента Беларуси

Лукашенко дал понять, что способствовал созданию историко-культурного комплекса «Линия Сталина» вопреки критике и даже противодействию (в том числе и со стороны некоторых чиновников).

Официальный лидер подчеркнул: «Да я не имя Сталина возрождал, хотя и он этого заслуживает. Я возрождал этот объект, который говорит о той части истории, которая была у нас и которую, к сожалению, на то время неправильно понимали».

Показательно, что до Куропат руки у властей дошли намного позже, хотя это урочище еще в 1993 году было внесено в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь как место захоронения жертв политических репрессий 1930–1940-х годов.

Причем нынешнее «благоустройство» по отмашке высокого начальства — со сносом крестов, поставленных по периметру народного мемориала активистами — вызвало ропот не только среди тех, кого официальный лидер причисляет к «пятой колонне», но и среди обывателей, церковников, даже некоторых представителей номенклатуры.

Власти хотят взять плацдарм «пятой колонны»

Отвечая на вопросы журналистов 20 апреля, Лукашенко попытался дискредитировать защитников Куропат: «Мне стыдно даже вам говорить, когда мне показали фотографии, что там творится... Стоит за деревом лоботряс, „бел-чырвона-белы сцяг“, и поливает это дерево. Там же ни туалетов, ничего не было. Они пришли — кто прокололся, кто нанюхался этой гадости...» (подтекст: ходили наркоманы, безнравственные люди и прочее отребье).

Короче, власти решили окультурить место, причем «там еще не закончено. На забор мы вывесим цветы, как на проспекте Победителей на разделительной полосе».

Эстетика, надо сказать, спорная — ироничные критики называют подобное агрогламуром. Но дело даже не в эстетике. Официальный лидер сам сделал принципиальный акцент: «Я уже думал, что никто больше не будет эту проблему политизировать и никто не будет наживаться на этой теме как политик. А нет...»

Напрашивается вывод, что Куропаты волнуют высокое начальство не столько по мотивам исторической памяти, морали, благоустройства, сколько по причинам именно политическим. Это место воспринимается как плацдарм неподконтрольной активности оппозиции. Оппозиции в широком смысле: не только членов партий или движений, но и просто людей инакомыслящих.

Это ценностный раскол

Да, те, кто приходил в Куропаты все эти годы, пока верхам было наплевать на мемориальное место, в основном настроены критически по отношению к режиму. И в частности потому, что режим отдает предпочтение Сталину, а не полноценной памяти о жертвах его системы. Это мировоззренческий, ценностный раскол, и он никуда не денется.

Но властям ценности по барабану, зато действует на нервы любая несанкционированная инициатива. Властям важно взять под контроль площадку: поставить забор, ворота, вероятно — милицию. В итоге народный мемориал превратится в казенный.

А вот полноценную дань памяти жертвам высокое начальство так и не хочет отдать. Хотя четыре расследования прокуратуры подтвердили, что это место, где расстреливали сотрудники НКВД (например, почти все гильзы — от советских револьверов системы «Наган»), официальный лидер 20 апреля снова пытался затуманить вопрос: «Мы сегодня даже не знаем: это только сталинские репрессии или там хоронили и подзахоранивали еще кого-то, или там фашисты расстреливали людей... И я не сторонник, чтобы опять копошиться и рыться — от раскопок до архивов».

Этот уход от честной оценки куропатской трагедии не случаен. Как и стремление так или иначе поднять на щит Сталина.

Да, сегодняшний белорусский режим по сравнению со сталинским выглядит почти вегетарианским, но по духу он все равно репрессивный. Та же апологетика сильной руки. То же возведенное в абсолют право государства подавлять критиков режима — под маркой безопасности, борьбы с подкопами, раскачиванием лодки и т.п.

Сегодня оппонентам не стреляют в затылок из наганов (эпоха не та, откровенное людоедство уже не комильфо), но им отравляют жизнь, их загоняют в гетто. С политической альтернативой так или иначе расправляются. И это, если хотите, этакий почти гламурный сталинизм-лайт цифровой эпохи.

Так что защитники Куропат и власти по большому счету не найдут общего языка, пока не изменится политический режим и злодеяниям эпохи Сталина в Беларуси не будет дана принципиальная оценка на официальном уровне.

Ловушки советского мышления

Нынешний же руководитель Беларуси — до мозга костей советский человек. И в своих трактовках истории он многого недоговаривает, как недоговаривали советские учебники (да и нынешние белорусские от них по ряду принципиальных вопросов недалеко ушли).

Например, Лукашенко 20 апреля заявил, что события военных лет, которые развивались в районе «Линии Сталина», учат всегда быть готовыми к отражению агрессии: «Это урок, это та неизвестная история нашей страны, которую мы должны знать. И этот урок подталкивает нас к тому, чтобы порох держать сухим и чтобы мы всегда были готовы с любой стороны отразить агрессию против нас».

Красиво, патетично, но просятся как минимум два дополнения.

Во-первых, тяжелейшие поражения начала Великой Отечественной — это урок, показывающий, к чему привела самонадеянность и параноидальная подозрительность советского вождя, заигрывавшего с Гитлером и обескровившего репрессиями Красную Армию. Плохо, когда вождь решает всё и когда у него развязаны руки.

Во-вторых, давайте положа руку на сердце оценим, с какой стороны ныне наиболее реальна угроза белорусской независимости. Вспомним Крым. Какая страна впервые после Второй мировой совершила в Старом Свете захват чужой территории?

А сегодня Москва прижала уже Минск требованием «продвинутой интеграции», за которой маячит тихая инкорпорация. Причем прижала так, что ни дохнуть ни охнуть. И хоть морщится белорусское начальство, а не скажешь вслух всего, что думаешь насчет назойливых объятий «старшего брата».

Лишь глухое недовольство активным и резким Михаилом Бабичем снова прозвучало в высказываниях белорусского президента: «Они (президент и МИД России. — А.К.) разберутся там с этим послом. Я абсолютно уверен. Это древняя, с хорошими традициями страна, которая прекрасно понимает, как должен себя вести тот или иной посол как в России, так и за ее пределами».

Архитектор системы в капкане

Однако дело не столько в натуре и бэкграунде крутого Бабича, успевшего за считаные месяцы изрядно насолить белорусскому начальству, сколько в том, что подобрали этого человека под новую политику Кремля в белорусском вопросе. Дали карт-бланш.

А суть политики — прессинговать белорусского партнера, требовать бо́льших уступок при меньших затратах на него. И если фрукт созреет, то взять Беларусь голыми руками.

В 90-е годы именно москвоцентричное советское мышление побудило белорусского руководителя сделать однобокую ставку на «братскую интеграцию» с Россией, которая по сути осталась империей. Это был путь в капкан.

Но самое печальное, что и теперь конструктор белорусского режима не может принципиально изменить ни внешнюю, ни внутреннюю политику. В частности, критики системы, даже просто активные, упорные граждане со своей позицией де-факто воспринимаются как враги. И это тоже мышление в стиле сталинизм-лайт.

Сегодня мы видим, как режим, движимый инстинктом самосохранения, сворачивает даже квелую белорусизацию. Да, она укрепляла бы иммунитет против имперской идеологии, но ведь это тоже поле деятельности активных национально сознательных граждан, то есть «пятой колонны».

И потому, напротив, разворачивается новое наступление на независимое общество, включая защитников Куропат в широком смысле. Всех тех, кому снос крестов перевернул душу. Тех, кто в духовном выборе между жертвами сталинизма и Сталиным — на стороне жертв, а не палача.

Александр Класковский

https://naviny.by

Последние новости