haradok.info

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Городка Политика

06.06.2019 08:36

409 просмотров

0 комментариев

Лукашенко стал в позу перед Европой

Вряд ли для этого выбрано самое удачное время, ведь Москва норовит прижать к стенке...

Наконец-то широкая публика узнала, почему Александр Лукашенко не полетел в мае в Брюссель на мероприятия в честь десятилетия «Восточного партнерства». Беларусь на юбилее этой инициативы Евросоюза для шести постсоветских стран представлял глава дипломатии Владимир Макей. Он и открыл сегодня тайну.

Фото kremlin.ru

Дело в том, что Беларусь остается под санкциями, пусть и минимальными, пояснил министр 4 июня в Минске на экспертном семинаре «10 лет „Восточному партнерству“: итоги и перспективы».

Попробуем разобраться, действительно ли в этом закавыка. И для начала проясним, о каких санкциях речь.

Не хватает оружия для репрессий? Смех в зале

Львиную долю санкций Совет министров ЕС снял в феврале 2016 года, вознаградив таким образом белорусское руководство прежде всего за позицию по Украине. Тогда из черного списка вычеркнули 170 представителей режима, начиная с самого Лукашенко и двух его старших сыновей, а также десять предприятий.

Какие же позиции и персоналии остаются в черном списке? В нынешнем году Брюссель продлил до 28 февраля 2020 года эмбарго на поставки оружия и техники, которые могут быть использованы для репрессий внутри страны. Также продлены визовые санкции против Владимира Наумова, Виктора Шеймана, Юрия Сивакова и Дмитрия Павличенко, которых ЕС считает причастными к исчезновениям оппозиционных политиков в 1999–2000 годах. Всё, точка.

Слушайте, ну как-то незаметно, чтобы белорусские силовики страдали от дефицита снаряжения для репрессий. Вдобавок Венгрия добилась, чтобы Европа сняла запрет на поставку в Беларусь биатлонных винтовок и прочих видов спортивного оружия. Лезть же в бутылку из-за темной истории с исчезновением оппонентов режима — как-то двусмысленно выглядит, не правда ли?

Так в чем же дело, если без дураков?

Зачем лететь, если нет очевидных бонусов?

В Минске сочли, что в отношениях с ЕС пока нет того уровня доверия, который оправдывал бы визит в Брюссель главы государства. В частности, очень затянулся процесс подготовки к подписанию договоров об облегчении визового режима и приоритетах партнерства.

Таким образом мотивы, по которым Беларусь ограничилась отправкой в Брюссель министра, пояснил в комментарии для Naviny.by Евгений Прейгерман, учредитель и директор Совета по международным отношениям «Минский диалог».

По словам политолога, пока «сложно сказать», поедет ли Лукашенко в ближайшее время в Польшу (куда уже пригласили на мероприятия по случаю годовщины начала Второй мировой) и Литву (куда, возможно, пригласят на перезахоронение останков предводителя восстания против российского царизма Кастуся Калиновского).

У белорусского руководства, по мнению собеседника, может быть и такая логика: если нет очевидных бонусов от того или иного визита, то стоит ли лететь, зная, что это риск разозлить Москву?

Недостает «инвестиционного подхода»

Между тем польский аналитик Камиль Клысиньски считает, что белорусским властям недостает «инвестиционного подхода» к отношениям с Европой. Речь о том, что если вы хотите что-то получить от сотрудничества с Европой, нужно что-то вложить просто так, а «не в обмен на что-то», пояснил аналитик на конференции «Беларусь и регион», организованной на днях в Минске проектом Belarus Security Blog.

Примером такого подхода аналитик называет безвизовый режим с восемью десятками стран, который Беларусь ввела в одностороннем порядке.

Но таких шагов, которые можно назвать «инвестициями в имидж Беларуси», должно быть больше, полагает Клысиньски. По его мнению, в их числе могли бы быть мораторий на смертную казнь, некий компромисс по АЭС, которой обеспокоена Литва.

Среди европейских аналитиков есть мнение, что полети Лукашенко в мае в Брюссель, это тоже сработало бы в плюс для имиджа Беларуси, показало бы, что она не так уж оглядывается на Кремль.

Стороны подошли к барьеру

А действительно ли оглядка на Кремль — главная причина, по которой Минск тормозит в отношениях с Европой?

Это может быть лишь одной из причин, считает белорусский аналитик-международник Андрей Федоров. И даже если публично российский министр иностранных дел Сергей Лавров заявляет, что Москва не против развития отношений Беларуси с Западом, это еще не означает, что в кулуарах тому же Макею не попеняют за якобы заигрывание с Брюсселем и Вашингтоном, сказал Федоров в комментарии для Naviny.by.

Но главная закавыка в том, полагает аналитик, что белорусскому официальному лидеру «по большому счету нечего предложить Европе».

«Все уже говорено-переговорено. И европейцы знают, чего хочет Лукашенко, и он знает, чего от него хотят», — говорит Федоров.

Поэтому «ехать, чтобы просто пожать руки», большого смысла нет, разве что — показать своему электорату: вот, Европа сдалась и распахнула двери. Таким образом, двусторонние отношения «подошли к какому-то барьеру», полагает аналитик.

Белорусские власти не готовы перейти этот барьер, поскольку считают, что дальнейшие шаги, которых хотел бы ЕС (экономическая и политическая либерализация), «подорвут их власть». Европа же, в свою очередь, «не испытывает настолько острой необходимости» продвигать отношения с Беларусью, чтобы «отказываться от своих принципов», заключил Федоров.

Между тем Макей сегодня откровенно заявил о желании белорусских властей, «чтобы „Восточное партнерство“ было сугубо техническим проектом без какой-либо политики».

Проще говоря, идеал Минска — чтобы Европа молча давала деньги (и желательно побольше) на всякие проекты. Но вряд ли ЕС готов превратить инициативу в примитивную раздачу слонов.

Не время показывать гонор

Здесь, однако, стоит задаться вопросом, а кому эти двусторонние отношения важнее. Да, Европа предпочла бы иметь на востоке динамичную, идущую путем реформ и осваивающую европейские ценности Беларусь. Но ее нынешняя стагнация в авторитарной скорлупе — не главная головная боль Брюсселя.

А вот Беларуси без реальной многовекторности будет особенно туго в условиях, когда Москва прижимает к стенке требованием «продвинутой» (вариант: «углубленной») интеграции.

Между тем напряжение на восточном направлении возрастает. Сегодня белорусский премьер Сергей Румас, встречаясь в Минске с госсекретарем Союзного государства Григорием Рапотой, заявил, что обновленная и согласованная программа действий Беларуси и России по углублению интеграции должна быть подготовлена сторонами к 21 июня.

При этом Румас осторожно оговорился, что поставил перед собой задачу довести долю согласованных позиций с нынешних 70% до 90%. В общем, перетягивание каната продолжится.

Заметьте, что за этой абстрактной арифметикой большие начальники упорно прячут суть разногласий с Москвой. Ничего особенного, мол.

«Сейчас идет рутинная работа», — заявил сегодня Макей журналистам. «Придет время, и все обо всем узнают», — пообещал министр.

Да, но может быть поздно, с горькой иронией замечает политизированная белорусская публика. Причем добиться по этому поводу конкретики от чиновников не могут даже депутаты Палаты представителей Анна Канопацкая и Елена Анисим. Это, кстати, штрих к вопросу, какой реальный вес имеет у нас парламент. Вес нулевой.

Закулисный же характер переговоров усиливает подозрения, что Кремль настойчиво продвигает пункты типа единой валюты, Конституционного акта, грозящие белорусскому суверенитету.

В той ли ситуации Беларусь, чтобы показывать Европе гонор?

Впрочем, дело, судя по всему, не столько в амбициях, сколько в фобиях белорусского руководства. Сегодня этот страх перемен не просто ведет к отставанию страны, но и может поставить под удар ее независимость.

Сюжет: Отношения Беларуси и ЕС

Александр Класковский

https://naviny.by

Последние новости