haradok.info

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Городка Политика

31.01.2020 13:48

314 просмотров

0 комментариев

Последнее слово в суде обвиняемого в коррупции экс-главы Шумилинщины Снарова, который «старался работать с душой»

Бывший глава Шумилинского района Александр Снаров — его обвиняют в коррупции — 30 января выступил в суде с последним словом. В свою защиту Снаров говорил, что он всегда и везде «старался работать с душой».

Рэдакцыя http://haradok.info: Газета «Герой працы»: А. С. Мацкевіч, намеснік старшыні Віцебскага аблвыканкаму, уручае службовае пасведчанне А. І. Снараву на сесіі Шумілінскага райсавета 24 снежня 2015 году.

.И продолжает это делать на новом посту — сейчас он исполняет обязанности директора одного из сельхозпредприятий в Лиозненском районе.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

Обвиняемый теперь возглавляет другое хозяйство на Лиозненщине

Экс-председателя Шумилинского райисполкома обвиняют в уклонении от погашения кредиторской задолженности; злоупотреблении властью или служебными полномочиями; превышении власти или служебных полномочий; служебном подлоге с целью искажения отчетности; получении взятки повторно или в крупном размере.

С октября 2013-го по 2015 год Александр Снаров возглавлял сельхозпредприятие «Крынки» Лиозненского района. В декабре 2015-го пошел на повышение — в кресло председателя Шумилинского райисполкома. На этом посту он находился до ноября 2018 года.

По материалам дела, злоупотребление властью и превышение служебных полномочий Александр Снаров совершил в должности главы района. А уклонение от погашения кредита, служебный подлог и получение взятки — еще будучи директором «Крынок».

Александр Снаров находится под подпиской о невыезде. Сейчас он исполняет обязанности директора сельхозпредприятия «Новая Дубрава-агро» в Лиозненском районе.

«Продажа скота ниже себестоимости была вынужденной мерой»

Один из эпизодов дела, по которому обвиняют Снарова, произошел в 2013–2015 годах, когда он руководил сельхозпредприятием «Крынки». Тогда, по данным следствия, он продал 539 голов крупного рогатого скота по ценам ниже себестоимости на сумму 213,6 тысячи рублей. Ущерб предприятию составил почти 188 тысяч рублей.

На прениях в суде Снаров заявил, что ущерб «Крынкам» компенсировать не намерен.

— Не признаю себя виновным. И в двадцатый раз повторяю: я не нанес никакого ущерба этому предприятию. Наоборот, я вывел его на достойный уровень, а сейчас оно фактически банкрот.

Последнее слово в суде Снаров произносил 50 минут.

По его словам, когда он возглавил «Крынки», у хозяйства была задолженность по зарплате за 4 месяца и большие долги «множеству предприятий». Одному только Витебскому мясокомбинату должны были более 20 тысяч рублей. За 4 года в «Крынках» поменялись два руководителя, Снаров стал третьим.

— Передо мной стояли задачи — выплачивать зарплату своевременно, наращивать объемы продукции: молока, мяса, зерна, рапса, а также вести заготовку кормов, готовить технику, в целом эффективно вести работу сельхозпредприятия.

С этими задачами, как считает Снаров, он справился. Обвиняемый озвучил статистику, согласно которой в те годы, когда он руководил хозяйством, здесь увеличились показатели по заготовке зерна и рапса, по надоям молока и его продаже.

В итоге в 2015 году хозяйство погасило долги перед витебским ОАО «Молоко» на 1 млрд 800 тысяч рублей (до деноминации).

— Это просто космическая цифра! — считает обвиняемый.

Работникам «Крынок», по словам Снарова, стали платить зарплату.

— Она у нас была невысокая, мы жили по средствам. В 2013 году среднемесячная зарплата была равна 245 рублям, в 2014-м — 281 рублю, в 2015 — 323 рублям. То есть то, чего от нас требовал глава государства, мы старались придерживаться. И не только придерживаться, а зарабатывать.

При этом штат работников «оптимизировали»: со 135 человек в 2013-м до 99 человек в 2015-м.

Иллюстративный снимок. Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

По поводу продажи скота ниже себестоимости обвиняемый заметил:

— Это не один Снаров так работал. Так сегодня вся область работает.

И пояснил, почему, к примеру, продал по такой схеме шесть бычков:

— Чтобы сохранить людей, которые сидели без зарплаты. 50–60% ее процентов им в то время отдавали натуроплатой. А людям нужно было платить за свет, за газ, за школу, за сад. Считаю, что я предпринимал все, чтобы не разрушить сельхозпредприятие. Продажа скота ниже себестоимости — это по всей области [происходило]. Это была вынужденная мера. Других источников для обеспечения сохранности людей, необоснованного развала хозяйства просто не было.

По словам Снарова, «себестоимость скота ни разу не оговаривалась ни на каких совещаниях: ни в области, ни в районе».

Обвиняемый считает, что оставил «Крынки» в «нормальном финансовом состоянии»:

— Я никак не довел его до банкротства. Оставил его с надоями молока, с поголовьем, с кормами в достаточном количестве, с выплаченной зарплатой. А сегодня что с этим предприятием? Поголовье — 700 голов, зарплата не выплачивается, людей нет — сельхозпредприятие на стадии развала.

«Свою машину добил, для хозяйства авто покупал с разрешения райисполкома»

Александра Снарова также обвиняют в том, что он приобрел для хозяйства две машины, хотя у «Крынок» были долги, и по указу № 119, предприятие не имело права покупать автомобиль.

На этот счет обвиняемый заявил, что первый автомобиль — «Ниву» «самой простой комплектации» он купил с разрешения тогдашнего главы райисполкома Ивана Лавриновича. За покупку, по словам Снарова, хозяйство рассчиталось продажей «всего 400 кг травы», а также зерном.

Пока в «Крынки» не купили «Ниву», как говорит Снаров, он ездил по работе на своем личном авто:

— И я его практически добил.

Потом в хозяйстве, по словам Снарова, «сгорел УАЗ», и решили купить вторую машину. Это также сделали по согласованию с Лавриновичем:

— Новый автомобиль купили в счет будущего урожая, практически в кредит.

Фото: Глеб Малофеев

«Не побелить сараи было бы для меня преступлением»

Отдельно обвиняемый остановился в своей речи на том, что в народе его называют «пиарщиком» и «карьеристом».

— Что касается какого-то «пиара». Это неоднократно звучало в мой адрес. Когда я пришел в «Крынки», там не было ни бытовок, ни ферм. Скот был тощий, голодный. В 2014 году удалось сделать — с шабашниками, по договорам — бытовки, туалеты на каждой ферме, ограждения, чтобы не было доступа бродячих собак, лосей, лис, зайцев, волков. Это все было сделано эстетично, красиво.

По словам Снарова, он не допустил во время своего руководства «Крынками» падежа скота:

— Президент наш требует сохранить поголовье, не допустить падежа. 92 тысячи голов скота по Витебской области погибло, мы слышали такие данные. Я этого в «Крынках» не допустил. И плюс к этому моя задача была поддержать это хозяйство. Поэтому не выровнять заборы, не побелить сараи было бы для меня просто преступлением. Карьеризм я никогда не приветствовал. Мы просто работали день и ночь, чтобы предприятие жило и развивалось.

Александр Снаров отметил, что на каждой должности он всегда «работал с душой»:

— И сегодня стараюсь, являясь исполняющим обязанности директора сельхозпредприятия «Новая Дубрава-агро». Поголовье увеличилось, надои — тоже. Приплод — больше, зарплата у людей — больше. Я старался и стараюсь. И буду стараться работать там, где мне велено.

В конце Снаров сослался на слова президента, который на совещании 28 января по развитию АПК в Витебской области заявил чиновникам:

— Вопрос в спасении области и крестьян. А чтобы их спасти, их надо там объединить и заставить работать. И заплатить им деньги. И сказать, что молоко и мясо в этом году кровь из носу вы должны на головное предприятие поставить. Или нет? Война идет, а вы болтовней занимаетесь.

— Сегодня, как говорит президент, это и правда как «война», — говорил Снаров. — Нужно сохранить наших людей и выплатить им достойную зарплату, хотя бы выше 500 рублей. И я стараюсь делать это точно так, как и в «Крынках».

Приговор Александру Снарову суд должен огласить 5 февраля.


Читать полностью: https://news.tut.by

Последние новости