haradok.info

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Городка Политика

13.07.2020 11:51

435 просмотров

0 комментариев

«Ощутить глубину дна». Юрист написал жёсткий пост о том, «как в избирательных комиссиях украли наши подписи»

Юрист Юрий Гуща, возможно, уже известен вам по детальному публичному анализу сюжета канала ОНТ, якобы доказывающего вину Виктора Бабарико. На этот раз Юрий сделал анализ того, как «работает» нынешняя избирательная система.

Как в избирательных комиссиях украли наши подписи


В рамках проводимой штабом Валерия Цепкало кампании по защите подписей я был приглашен поучаствовать в ознакомлении с материалами и документами в ЦИК, на основании которых было отправлено в мусорную корзину больше половины подписей, собранных для его выдвижения на должность Президента Республики Беларусь.

* * *
Итак, 10.07.2020, в период времени с 11.45 до 13.35 час. мне довелось ознакомиться со всеми материалами и документами по этому вопросу непосредственно в ЦИК в Доме Правительства по ул.Советской, 11. То, что я там увидел, повергло меня в шок и тяжелый ступор.

* * *

Я не буду предвосхищать оценки того, что заставило меня пережить такие ощущения, займусь лишь сухой констатацией фактов и на примере подписей за Валерия Цепкало постараюсь показать суть и механизм того, как «работает» нынешняя избирательная система. Сделаю я это на примере Фрунзенского района г.Минска. Так будет наглядно и показательно. Не только потому, что я являлся членом инициативной группы именно по этому району и сам собирал подписи, которые тоже оказались в числе отбракованных. И даже не потому, что этот район — самый многочисленный регион Беларуси по числу жителей, первый по количеству собранных и сданных подписей за В.Цепкало. А потому, что этот район — самый проблемный по количеству отбракованных подписей не только за Валерия Цепкало, но и за другого серьезного альтернативного кандидата — Виктора Бабарико.

* * *

Чтобы в полной мере ощутить глубину дна, которая мне открылась, необходимо остановиться на поверхностном описании того, как работает территориальная избирательная комиссия Фрунзенского района г.Минска.

Основными документами, которыми комиссия оформляет факт принятия подписных листов с подписями от координаторов инициативной группы претендентов и результаты проверки их достоверности, являются:

1. Протокол об установлении количества избирателей, поставивших подписи о выдвижении кандидата в Президенты Республики Беларусь.

2. Акт о результатах проверки достоверности подписей избирателей (абзац пятый статьи 67 Избирательного кодекса Республики Беларусь).

Итак, запомним эти два базовых важных документа, так как они имеют серьезное юридическое и общественно-политическое значение. В них отражаются все данные по подписям, начиная от количества принятых комиссией от инициативных групп, и заканчивая итоговым количеством подписей, которые прошли проверку и признаны достоверными. Документы составляются, д ются и подписываются членами комиссии. Это обязательно, так как они несут за это ответственность.

Специально перечисляю всех членов этой комиссии во Фрунзенском районе г.Минска:

— ХИЖНЯК Александр Николаевич — председатель
— ДРОЗД Ирина Алексеевна — заместитель председателя
— МАКАРЕВИЧ Марина Александровна — секретарь
— БЕЛОХВОСТИК Елена Анатольевна;
— БЕРЕСТЕВИЧ Татьяна Леонтьевна
— БЕТЛЕЙ Ирина Николаевна
— КУЛЕШОВА Людмила Леонидовна
— ЛОПАЦКИЙ Андрей Леонидович
— НЕДЕНЬ Валерий Чеславович
— ПОЛЮХОВИЧ Андрей Александрович
— РОГОВА Алина Юрьевна
— РУНЕЦ Ольга Анатольевна
— ХУРСЕВИЧ Наталья Николаевна

* * *

В ходе ознакомления с указанными документами был обнаружен целый ряд грубых несоответствий и нестыковок, серьезных ошибок и неточностей. И это не какие-нибудь помарки, описки и опечатки. Это серьезные системные «залёты», наличие которых позволяет подвергнуть обоснованному сомнению качество и достоверность работы всей комиссии, а также все принятые ею решения вплоть до их отмены!

Итак, судите сами.

1. Как происходила приемка подписей и какие результаты оказались на выходе

Протокол об установлении количества избирателей, поставивших подписи о выдвижении кандидата в Президенты Республики Беларусь (фото прилагается) был составлен Фрунзенской комиссией 29.06.2020 и подписан всеми ее членами без каких-либо оговорок и примечаний, что позволяет судить о том, что эти члены полностью согласились с содержанием данного документа. Общим количеством принятых подписей в протоколе оказалось — 17 853.

И в этом — первый «залёт»: обнаружилась недостача. Потому что координатором инициативной группы С.Лавренкиным 18 и 19.06.2020 было сдано 18 610 подписей на 2189 подписных листах, что было отмечено в журнале сданных подписей, ведущемся в комиссии. Таким образом, куда девались 757 подписей, почему они оказались не учтены, куда потерялись — остается загадкой, разгадать которую избирательная комиссии не может (или не хочет) до сих пор.

Смотрим дальше. По протоколу проверке достоверности подлежали 6386 подписей.
Количество подписей, признанных недействительными — 1078 или 16,8% от всего количества проверенных. Тем самым, из принятых 18 610 подписей было отбраковано 1078.

А все оставшиеся 17 532 (или 17 740, если верить протоколу) подписей граждан Республики Беларусь — жителей Фрунзенского района были отправлены в мусор.

Как-то так.

2. А теперь о самой технологии и подходах отбраковки подписей

АКТ результатов проверки достоверности подписей избирателей составлен 26.05.2020 года за № 6 (в дальнейшем для удобства будем его именовать АКТ № 6), подписан членами избирательной комиссии Берестевич, Кулешовой, Лопацким, Роговой, Рунец. Из акта следует, что именно этими людьми проведена проверка достоверности подписей. Примем это к сведению.


Обратим внимание на дату составления и подписания данного протокола, как и на все последующие даты в других документах: это важно для понимания происшедшего. Согласно акту, проверка достоверности подписей осуществлялась в период с 20 по 26 июня 2020 года. Запомним эту дату.

А дальше видим невероятное. В акте № 6 центральное место занимает объемная таблица на нескольких листах, в которых перечислена целая вереница подписных листов, подписи в которых были признаны недостоверными.

Сразу бросается в глаза одно-единственное, одинаковое для всех, основание отклонения подписей: «В столбце 6 записи выполнены одним лицом». И так — везде. Одинаково для все отклоненных подписей. Разбираемся, а что же такое «столбец 6?» А это, оказывается, столбец, в котором проставляется дата учинения подписи в подписном листе. По законодательству эту дату должен поставить сам подписант.

Следуя логике, делаем разгромное умозаключение: подписи-то, оказывается, настоящие! К ним нет никаких претензий. Акт № 6 прямо констатирует, что подписи проставлены их обладателями — жителями Фрунзенского района г. Минска.

А отбракованы они только потому, что дата якобы вписана другим лицом. И таким образом целые качественные подписные листы с подлинными подписями были отклонены не по содержательному признаку, а по формальному.

А теперь разберемся, каким способом были установлены или определены такие «оплошности» по датам, и на чем основаны выводы комиссии о несоответствии почерка? Благодаря чему и каким образом было установлено, что «дата выполнена одним лицом»?

Не нужно быть большим криминалистом, чтобы понимать: несоответствие почерков в записи даты и учинения подписи, а также одним человеком сделаны эти записи либо разными, можно установить исключительно при помощи квалифицированного специалиста экспертным путем. Т.е. — почерковедческой экспертизой.

Так проводилась экспертиза или нет? Ответ находим быстро: нет, не проводилась. Однако, как следует из материалов, эти несоответствия почерков установлены на основании писем-ответов Управления по городу Минску Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь (УГКСЭ) на соответствующие запросы председателя Фрунзенской территориальной районной избирательной комиссии. В этих письмах и содержатся сведения об отбракованных подписях.

Поднимаем эти документы и видим удивительную картину. Действительно, в документах, предоставленных на ознакомление, имеются два таких письма из УГКСЭ:

— от 27.06.2020 № 27/2.8/3150;
— от 28.06.2020 № 27-2.8/3166.

Оба подписаны начальником УГКСЭ Н.С.Талецким. Так, по-крайней мере, видно из писем. Запомним тоже этого «замечательного человека».

Сведения о подписях, подвергшихся отбраковке, представлены в виде таблицы, подозрительно сильно напоминающей таблицу, которую мы наблюдали в акте № 6. Изучение этих писем и простое сопоставление фактов в очередной раз бросает в холодный пот. Как следует из акта № 6, который, как мы помним, был составлен и подписан 26.06.2020, проверка подписей осуществлена в период 20-26.06.2020, о чем расписались члены избирательной комиссии, составившие акт. Из этого делаем закономерный вывод о том, что 26.06.2020 года проверка подписей была полностью завершена. Тогда как объяснить, что письма из УГКСЭ, датированы 27.06.2020 и 28.06.2020, т.е. уже после официального завершения проверки подписей и подписания акта № 6? Как так? Снова досадная опечатка? Нет.

Дальше — всё ещё хуже. Цитируем письмо УГКСЭ от 27.06.2020 № 27-2.8/3150:

«Председателю Фрунзенской районного в г.Минске комиссии по выборам Президента Республики Беларусь. В соответствии с Вашим письмом от 27.06.2020 исх.№ 25... При изучении подписных листов для сбора подписей в поддержку Цепкало В.В. установлено следующее...»

Таким образом, из Фрунзенской районной избирательной комиссии запрос в УГКСЭ на проверку достоверности подписей был направлен на следующий день после окончания проверки подписей и составления акта № 6.

Сверяем содержание подозрительно похожих «таблиц» обоих документов и фиксируем их полную идентичность. Эта идентичность — везде, начиная от графы с указанием номеров подписных листов: «181, 181, 183, 185, 1, 1, 187, 3, 3, 189» и т.д., и заканчивая графами, где указывается основание для признания подписей недостоверными: «в столбце 6 записи выполнены одним лицом».

Таким образом, возникает резонный вопрос, на которые у меня пока нет ответа: где первоисточник манипуляции? Где родилась эта фиктивная «таблица»:

— её выродили в избирательной комиссии, а потом передали в УГКСЭ, чтобы там легализовать и узаконить фикцию (по крайней мере, такой вывод напрашивается из анализа дат акта № 6 и ответа УГКСЭ ?

— или «таблица» всё-таки сначала была «нарисована» УГКСЭ, а потом ее передали в комиссию, а путаница с датами вызвана элементарной халатностью и бесшабашностью лиц, принимавших участие в манипуляции и уверенных, что им это сойдет с рук?

В любом случае, ответ на это вопрос дадут сами те, кто этим занимался. Не знаю где: либо в частном порядке. Либо следователю или суду. Потому как то, о чем я поведаю дальше, уже не укладывается ни в какие рамки и стандарты приличия:

Собственноручно проставленная в подписном листе 25.05.2020 подпись жителя Фрунзенского района г.Минска, члена инциативной группы Слабко Андрея Михайловича также попала в отбраковку. Андрей Михайлович добросовестно собирал подписи на пикетах в Каменной Горке, в подписном листе, который полностью оформил сам как сборщик подписей, записал себя, проставил все сведения и расписался. Согласно акту № 6, подпись Слабко была отклонена, так как «установлено, что дата в столбце 6 подписного листа, якобы, проставлена кем-то другим, а не Слабко А.М». Отсюда следующий вопрос.

3. Как же всё-таки управлением по г. Минску Государственного комитета судебных экспертиз проверялись подписи

Спойлер: а никак.

Для начала обратимся к законодательству, а именно, к части 2 статьи 38 Избирательного кодекса, которая устанавливает, что избирательная комиссия имеет право обращаться за содействием по вопросам, связанным с проведением выборов, в государственные органы, а те обязаны рассмотреть поставленный вопрос и дать ответ комиссии не позднее, чем в трехдневный срок. Со ссылкой на это правовое основание 27.06.2020 года Фрунзенская районная избирательная комиссия, как уже было ранее указано, обратилась с письмом за исх. № 25 в Управление по г.Минску ГКСЭ с целью провести изучение представленных подписей на предмет их достоверности.

А теперь я хотел бы сам задать вопросы инициаторам всего процесса: «А что значит «изучение подписей»? Не буду дожидаться ответа, потому что такого понятия нет нигде ни в законодательстве, ни в методичках по судебно-экспертной деятельности.
Такое понятие придумали в УГКСЭ.

* * *

Как мы помним, избирательной комиссией Фрунзенского района г.Минска в УГКСЭ было представлено для проверки достоверности 6386 подписей. Тем самым, экспертам УГКСЭ предстояло за три дня совершить невероятное: провести графологическое (почерковедческое) исследование 6386 подписей и ответить на стандартные вопросы такого исследования:

— Выполнены ли предоставленные подписи лицом, анкетные данные которого указаны в подписном листе?

— Проставлена ли дата учинения подписи в подписном листе подписантом собственноручно?

Как специалист скажу, что разрешение этих вопросов является предметом полноценной почерковедческой экспертизы или технико-криминалистического исследования документов, а не какими либо «изучениями». Экспертиза — это не какое-то абстрактное «изучение» чего-то, непонятно кем и как. Экспертиза — это конкретное применение специальных знаний квалифицированным экспертом, имеющим соответствующий допуск, проводимое по специальной методологии и в порядке, строго установленном законодательством. Только так, посредством экспертизы именно данного вида, можно с высокой долей достоверности получить ответ на представленные выше вопросы. Другим способом этого добиться невозможно.

Если же идет речь о каком-то «экспертном изучении» подписей, то результат неизбежно должен иметь вероятностное значение, но ни коим образом не претендовать на полную истинность и достоверность. Такой результат нельзя класть в основу решений, влекущих серьезные юридические последствия. В свою очередь, почерковедческая экспертиза образцов почерка и подписи человека — это один из видов дорогостоящих и сложных экспертных исследований, требующих серьезной подготовки к нему. Эту экспертизу объективно невозможно осуществить только по единично представленному графическому образцу. Эксперту требуется получить у человека, чей почерк или подпись исследуются, значительное количество свободных, условно свободных и экспериментальных образцов. Простым языком: человек должен исписать своей подписью пару десятков листов бумаги, а также представить эксперту образцы своего почерка и подписи на каких-либо уже ранее существующих документах. Только тогда эксперт способен дать заключение с необходимой степенью достоверности.

Проведение такого вида экспертизы требует привлечения эксперта очень высокой квалификации и занимает продолжительное время (иногда до нескольких недель!)

А теперь зададимся вопросом: способно ли экспертное учреждение за три (!) дня дать исчерпывающее заключение о достоверности 6386 подписей по одному единственному образцу от каждого подписанта? Но УГКСЭ в своей уникальности превзошел невозможное: вывод о недостоверности такого количества подписей был сделан меньше, чем за один (!!!) день.

Типичный пример отбраковки подписей я иллюстрирую в прикрепляемой фотографии (обозначено красной рамкой). По мнению тех, кто отбраковал, эти записи «сделаны одной рукой».



***

Я описал ситуацию только на примере Фрунзенского района г.Минска. Уверяю, что эта ситуация до боли типична во всех других регионах.

А как можно объяснить, то что в г.Гродно, подписи, которые собирал один и тот же сборщик на одном пикете, избирательной комиссией одного района забракованы почти все, а комиссией другого района — без особых проблем приняты и учтены?

Есть стойкая убежденность, что такая же ситуация имеет место и в отношении подписей, поданных за Виктора Бабарико.

* * *

У меня вопрос: Лидия Михайловна [Ермошина], что это такое?

Ваши «избирательные комиссии» по надуманным основаниям отправили в мусорные баки сотни тысяч реальных подписей избирателей по всей стране, растоптав конституционное избирательное право сотен тысяч граждан Республики Беларуси и одним махом уничтожив результаты труда десятком тысяч сборщиков этих подписей.

* * *

Я намеренно не ищу от Ермошиной ответа на этот вопрос, ибо бесполезно. Я и не делаю никаких выводов, ибо бессмысленно. Выводы делать каждому из нас: готовы ли все мы так жить дальше? Но один вывод всё же напрашивается: правовая, политическая и общественная оценка происходящему рано или поздно обязательно будет дана. И в этом я убежден. Даже если путь к этому будет для меня трудным.


Последние новости