haradok.info

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Городка Политика

05.08.2020 18:15

326 просмотров

0 комментариев

Милинкевич: «Для Кремля Беларусь сегодня исключительно важна в реализации его имперской идеи «русского мира»

Александр Милинкевич, единый кандидат в президентской кампании 2006 года, на своей странице в Фэйсбуке разместил последний раздел своей статьи для англоязычного журнала «Русский вопрос». Милинкевич отмечает: «Протестный потенциал и желание перемен как никогда высоки, и белорусы в этом году продемонстрировали очень высокий уровень самоорганизации»

Аналіз мінулых прэзідэнцкіх выбараў у Беларусі, а таксама цяперашняя кампаніі дазваляюць мяркаваць, што ў нядзелю 9 жніўня найбольш рэальным выглядае паўтарэнне падзеяў Плошчы-2010, асноўныя фігуры якіх разбор палётаў так і не зрабілі.

Аўтары сцэнара-2020 на гэтым этапе ставяць задачу арганізацыі хаатычнай ‘няўдалай рэвалюцыі’ са справакаваннем рэжыму на выкарыстанне сілы супраць пратэстоўцаў. Мэты традыцыйныя: увядзенне санкцый і ізаляцыі з боку Захаду, замена настроя эйфарыі перамогі на грамадзянскую дэмабілізацыю, аслабленне Лукашэнкі дзеля хутчэйшай інтэграцыі Мінска з Масквой.

Ніжэй — апошні раздзел майго артыкула пра прэзідэнцкую кампанію ў Беларусі для англамоўнага аналітычнага часопіса «Русский вопрос», які мае выйсці ў свет бліжэйшымі днямі:

Возможные сценарии

Белорусская власть многие годы полностью контролирует избирательные комиссии и подсчёт голосов. Объединённые штабы главных альтернативных кандидатов пытаются в первую очередь реализовать сценарий опрокидывающих выборов. Ими движет надежда, что комиссии всё же могут не пойти на тотальную фальсификацию в случае, когда электоральная поддержка оппозиции будет явно выше, чем у сегодняшнего лидера страны. В социальных сетях разворачивается широкая кампания по мобилизации сторонников перемен с целью обеспечения их массового участия в голосовании.

Если Александр Лукашенко будет в шестой раз объявлен президентом при традиционно высоком проценте поддержки, и это вызовет недоверие и протест в обществе, то неизбежно встанет вопрос: выйдут ли белорусы защищать украденную победу?

Поскольку в стране запрещены независимая социология и экзитполы, однозначный ответ дать сложно. С одной стороны, протестный потенциал и желание перемен как никогда высоки, и белорусы в этом году продемонстрировали очень высокий уровень самоорганизации во время пандемии и сбора подписей. С другой стороны, для сдерживания протестов власть впервые уже на ранней стадии кампании обрушила шквал жестоких репрессий на оппозицию, гражданское общество, журналистов и блогеров.

Объединившиеся оппозиционные штабы воздерживаются от прямых призывов к выходу на улицу с протестом в день голосования, поскольку это будет нарушением закона, за которое кандидата Светлану Тихановскую наверняка снимут с президентской гонки.

При оценке возможности возникновения белорусского Майдана следует помнить о том, что в Украине во время цветных революций была не диктатура, а несовершенная демократия с высоким уровнем коррупции. Там были влиятельная оппозиция в парламенте и независимые радио и

телевидение. В Беларуси в парламенте нет ни одного оппозиционера, нет независимых каналов ТВ. В Киеве для выхода с протестом на площадь надо почувствовать гражданскую ответственность, а в Минске ещё дополнительно нужно перебороть в себе обоснованный страх.

Вместе с тем, во время кампаний 2006 и 2010 годов на белорусский Майдан — «Плошчу» выходили каждый раз более 30 тысяч протестующих, несмотря на предупреждение силовиков о том, что это будет рассматриваться как терроризм, за который в Беларуси закон предусматривает наказание вплоть до смертной казни.

Запад на этих выборах не будет откровенно поддерживать никого из кандидатов и занимает нейтральную позицию. Он заинтересован в сохранении независимости страны и не желает дестабилизации в регионе в результате неуправляемых и непредсказуемых уличных протестов.

В то же время для Кремля Беларусь сегодня исключительно важна в реализации его имперской идеи «русского мира». На фоне окончательной потери Россией Украины Беларусь с её не реформированной экономикой и лишь частично возрожденным чувством национальной идентичности критично уязвима к планам российского реванша.

Практически на всех прежних аналогичных выборах Москва использовала в достижении своих стратегических целей одного или нескольких оппозиционных кандидатов, оказывая им информационную, организационную и финансовую поддержку. Но никогда прежде она не ставила целью замену

Лукашенко. Несмотря на сложные отношения с ним, он устраивал ее прежде всего отсутствием евроатлантических устремлений, проведением политики русификации и риторикой о вечном братстве.

В предыдущих президентских кампаниях в Беларуси Кремль решал три основные задачи — разрушить коалицию проевропейских демократических сил, ограничить или остановить диалог Беларуси с Западом, ослабить Лукашенко для ускорения интеграции Минска с Москвой.

Самый большого успеха во влиянии на белорусские президентские выборы администрация Путина достигла в кампании 2010 года. Тогда после примитивной провокации с российским следом, организованной в день выборов местными силовиками во время уличных манифестаций, проиграли все, кроме Москвы. В результате была разгромлена оппозиция, нанесен удар по структурам гражданского общества и независимым СМИ, произошла фрустрация демократического электората. За жесткие нарушения прав человека во время выборов Запад вынужден был возобновить санкции против Беларуси и заморозить успешный диалог с режимом, начатый в 2009 году Хавьером Саланой с условием освобождения политзаключенных. И как итог Лукашенко остался один на один с прессингующей его Москвой.

В конце прошлого года Кремль готов был поддержать Александра Лукашенко и на нынешних выборах при условии подписания им дорожных карт углубленной интеграции с Россией, которые фундаментально ограничивали экономический суверенитет Беларуси. Для Владимира Путина вариант обнуления сроков его правления за счёт создания нового — объединенного — государства был наилучшим. Белорусский лидер отлично это знал, но не подписал подготовленные документы, потому что понимал последствия для себя такого шага и не хотел терять власть. Скорее всего, он готовился к атакам Москвы во время кампании, но, похоже, не ожидал случившегося в этом году столь резкого падения своего рейтинга.

Если в 2014 году Россия начала войну с Украиной, чтобы помешать самостоятельному решению вопроса её геополитического будущего, то президентские выборы-2020 в Беларуси Москва намерена использовать либо для укрощения «строптивого», либо — если подвернется случай — для замены его на «лучшего». В Украине речь шла о ценностном выборе, в Беларуси состоится чисто протестное голосование без дискуссий о стратегии развития.

Во время возможного Майдана в Минске, особенно если он будет многолюдным, Москва может повторить провокации по сценарию 2010 года с тем, чтобы спровоцировать режим на силовой вариант разгона протестов, который похоронил бы начавшийся в последние годы диалог с Брюсселем и Вашингтоном. Обвинить Лукашенко, что всё это его рук дело было бы несложно, поскольку он сам многократно в этом году заявлял о готовности применять оружие против демонстрантов. Не исключён и вариант обращения протестного электората к Путину за помощью в наведении конституционного порядка в Беларуси.

Если власть возьмёт под контроль предполагаемые уличные протесты, то у Кремля, скорее всего, не возникнет желания насильственной замены белорусского лидера, тем более уже ослабленного изоляцией от цивилизованного мира.

Продление полномочий Лукашенко ценой явных фальсификаций и репрессий приведет к очередному непризнанию результатов выборов международным

сообществом и, возможно, к санкциям. Не исключено, что в подобной ситуации Кремлю впервые окажется выгодно занять консолидированную с Западом позицию в оценке кампании 2020 года для легализации своей «политики принуждения к любви» и для улучшения отношений с Вашингтоном и Брюсселем. Тогда борьба за Беларусь после выборов разгорится с новой силой.

Если же чаша весов склонится в пользу митингующих, то есть вероятность, что Москва не захочет противопоставлять себя гражданскому обществу «братской страны» и сделает ставку на новых людей — «кандидатов надежды», так же как она поступила во время бархатной революции в Ереване.

История президентских выборов 2001, 2006 и 2010 годов в Беларуси, а также матрица политтехнологий, риторика, символы и лозунги трёх главных альтернативных претендентов позволяют предположить, что они задействованы в кремлевском сценарии для реализации известного принципа управляемого протеста: «Не можешь остановить толпу — возглавь её». Во всяком случае, Тихановский, Цепкало и Бабарико хорошо дополняют друг друга, поскольку работают с разными целевыми группами: первая — в основном с более радикальными слоями, исповедующими принцип — кто угодно, только не Лукашенко, второй — с предприимчивыми людьми, малым и средним бизнесом, третий — с номенклатурой и крупным бизнесом.

Эти лидеры после выборов могли бы создать партнерские движения. Такой ход позволил бы Москве получить в Беларуси влиятельные либеральные пророссийские политические структуры, чего ей не удавалось никогда прежде.

Ближайшее время покажет какой из сценариев окажется реальным. Вместе с тем совершенно очевидно, что независимость и демократия могут быть обеспечены лишь гражданским обществом Беларуси и прежде всего её молодым поколением.

russkiivopros.com

RUSKII VOPROS

https://www.facebook.com/100004513038073/posts/1558983724262047/?d=n

Последние новости